Зачем вы уклоняетесь от службы в армии

В ночь на 4 ноября во Львове возле ночного клуба “Парадокс” около 20 военных и несколько полицейских заблокировали популярный среди молодежи переулок Кривая Липа и устроили “облаву на молодых людей призывного возраста”.

Во всяком случае, именно так произошедшее описывает местная пресса. Очевидцы делятся в соцсетях подробностями, рассказывая, что военные отпускают только тех, у кого имеются студенческие документы плюс дневная форма обучения. А остальных снимают с поезда и записывают в Нацгвардию? Ну вы подумайте! И это в воюющей-то стране! Руководитель Западного регионального медиацентра Минобороны Александр Поронюк подтвердил, что военные выполняют не личные мероприятия, а осуществляют меры, касающиеся нацбезопасности. “Сейчас проходит призыв на службу и многие добровольно пришли и выполняют свой долг, а другим надо дать для этого стимул”. Ну что ж. Поговорим о стимулах.

В разных странах вопрос службы в армии решается по-разному. Где-то военную форму одевают исключительно контрактники. Молодые люди идут служить, потому что знают, что по истечении срока государство отблагодарит их работой, льготными кредитами и обучением за счет Министерства обороны. Где-то воинская повинность всеобщая. В России даже предлагали назначить уклонистам пожизненные алименты – 13% от дохода, которые человек, укрывшийся от службы, обязан будет выплачивать минобороны всю свою оставшуюся жизнь. В Израиле уклонение от воинской службы – это уголовное преступление. До недавнего времени многие, особенно из новоприбывших, называли себя ортодоксальными верующими, рассчитывая так избежать призыва в ЦАХАЛ. Но каково же бывает их удивление, когда выясняется, что израильская армия в состоянии проверить этот факт. Выезд за границу – тоже не метод. Израильтяне прекрасно знают, что когда-нибудь с них обязательно спросят за неявку в военкомат.

Широкую известность получила история Яны Горелик – репатриантки из России. Когда девушке исполнилось 17 лет, ее семья переехали в Канаду, где та преспокойно прожила 13 лет. В начале сентября 2012 г. ничего не подозревающая Яна вернулась в Израиль на свадьбу двоюродной сестры. После прохождения пограничного контроля ей было рекомендовано срочно явиться в военкомат. Вскоре выяснилось, что, согласно закону, Яна уже была военнообязанной в тот момент, когда уезжала из страны вместе с семьей. Ее обвинили в злостном уклонении от службы в ЦАХАЛе, арестовали и перенаправили в армейскую тюрьму №4. Военная прокуратура потребовала для нее наказания в виде лишения свободы сроком на пять месяцев. Тогда израильская пресса писала, что “показательное дело израильской армии против Яны Горелик нельзя рассматривать как досадное недоразумение”. Количество призывников, пытающихся уклониться от службы в израильской армии, год от года растет. “В этих условиях руководство ЦАХАЛа осознанно идет на непопулярные меры против дезертиров, чтобы другим не повадно было”, – писали израильские русскоязычные газеты. Израиль довольно сурово наказывает за уклонение от священного долга гражданина по защите родины от внешней угрозы. Но никому не приходит в голову обвинять ЦАХАЛ в “облавах” и нарушении прав.

А теперь давайте вернемся к нашим пенатам. В Киеве в ночь на 28 октября в заведении Jugendhub, где проходило музыкальное мероприятие, полиция задержала 17 человек, у которых изъяли наркотики, 11 малолетних, которым впору было спать, а не “зажигать” в ночных клубах и 32 человека, которые уклоняются от призыва на срочную службу. С наркозависимыми и несовершеннолетними детьми ситуация более-менее понятна. Одних на учет, других – в руки родителям. А вот что делать с теми, кто уклоняется от службы в армии? Общество с легкой руки “активных неравнодушных граждан” взвыло о полицейском произволе. Проверка документов у посетителей увеселительного заведения была названа в прессе “силовым захватом”, “произволом”. Некоторые издания, описывая события в киевском ночном клубе, называли его просто HUB, как бы случайно сократив название заведения до вполне обтекаемой формы, которая может означать что угодно – от клуба по интересам до волонтерской организации.

Подавляющее большинство призывников никогда не окажутся “на передке”. Их задача – обеспечивать работу в тылу, стоять на блокпостах, охранять северную границу. У них есть выбор. У общества нет. Мы должны вести эту войну, потому что в противном варианте – нам придется обсуждать условия капитуляции. Вопросы специфической мотивации занимали человечество еще в древние времена. “Кнутом и пряником”, “хлебом и зрелищами” – чем только не убеждали человека выполнить то, что нужно правителю. Вот только армия – это давно уже не сборище вооруженных людей, призванных защитить правителя и его интересы. Она защищает общество от внешней угрозы, служит государству и является продуктом солидарных усилий каждого гражданина. Решить проблему массового уклонения службы в армии может только общество. Как тут не вспомнить слова руководителя регионального медиацентра Минобороны о том, что пока одни добровольно идут отражать вторжение иностранной армии, другие, даже не таясь, развлекаются в увеселительных заведениях, под одобрительные возгласы обывателей про “войну, выгодную олигархам”. Мы сами даем разрешение игнорировать выполнение воинских обязанностей, когда становимся на сторону уклонистов. Это именно с нашего молчаливого согласия вся тяжесть войны перекладывается на плечи тех, кто считает делом чести защищать Украину.