Зачем Польше забор на украинской границе

Последнее время польские власти всячески стремятся перевести двухсторонние отношения с Украиной в конфронтационную плоскость.

Несколько дней назад польский портал Agropolska сообщил, что восточную границу Польши планируют огородить 2-х метровым металлическим забором длиной в 1,2 тысячи километров. Необходимо это, якобы, для борьбы с Африканской чумой свиней.

«Ожидается, что строительство забора будет финансироваться из бюджетных средств. Ограждение пройдет вдоль границы Польши с Беларусью, Украиной и Россией на территории Варминско-Мазурского, Подляского, Любельского и Подкарпатского воеводств», – говорится в сообщении.

Согласно проекту закона, который в настоящее время находится на этапе обсуждения в комиссии сейма, строительство планируется начать уже в 2018-м году, а завершить в 2020-м году.

Однако ряд польских ученых считает, что строительство забора не поможет в борьбе с АЧС, поскольку с февраля 2014 года на территории страны уже выявлено более 1,5 тысячи больных кабанов и, следовательно, установка данного заграждения – напрасная трата бюджетных средств.

Тогда возникает логичный вопрос: зачем Польша отгораживается забором от братской Украины? Может дело вовсе не в свиньях?

Последний опрос польского Центра исследования общественного мнения (CBOS) показал, что 40% опрошенных поляков испытывает антипатию к украинцам и это самый большой процент за последнее десятилетие.

Справедливости ради отметим, что и к немцам поляки стали относиться похуже, но забор на польско-германской границе городить никто не собирается.

С введением безвизового режима с ЕС, антиукраинские настроения в стране, получившей некогда звание «адвоката Украины», усилились. Недружественную риторику позволяют себе не только радикально настроенные слои общества. Не гнушаются этим и первые лица государства, позволяющие себе высказывания о том, что Львов – польский город.

Кроме того, в Польше вступил в силу закон об Институте национальной памяти, предусматривающий уголовную ответственность за отрицание «преступлений, совершенных украинскими националистами», а также за обвинения польского народа в причастности к Холокосту и пособничестве нацистам.

Еще на этапе парламентской работы законопроект подвергли резкой критике как на Западе (по поводу Холокоста), так и в Украине (по поводу УПА). Несмотря на международный резонанс, президент Польши Анджей Дуда закон подписал.

Очевидно, что вступление этого закона в силу вряд ли кардинально изменит ситуацию с потоком трудовых мигрантов из Украины в Польшу, которых по оценкам польской стороны, в стране уже около двух миллионов. А вот политическая напряженность в отношениях Киева и Варшавы будет нарастать.

Так, 4 марта во Львове состоялся марш националистов памяти Романа Шухевича, во время которого участники несли транспаранты с надписями «Город Львов не для польских панов». На что заместитель министра иностранных дел Польши Бартош Цихоцкий заявил: доверия украинцам нет.

Как видим, польская сторона намеренно провоцируют ухудшение двухсторонних отношений. Варшава демонстративно выстраивает заборы, не забывая при этом «подложить свинью» в виде перехода через границу беглого грузинского экс-президента-уголовника, организовавшего массовые акции протеста против действующей украинской власти.

Таким образом, Польша не только пытается поставить заслон растущему украинскому национализму, но и готовит почву для возврата территорий, которые считает своими.