Аналитика

Вспомнить все за 9 суток. В Украине начали действовать новые нормы УПК. Что это значит для граждан?

В войну в Украине закручивают гайки по уголовным делам. Мы уже писали о скандальном законе, который  вносит ряд изменений в Уголовно-процессуальный кодекс  .

Он был принят 14 апреля, но вступил в силу только на днях — с 1 мая этого года.

Loading...

По новому закону существенно расширяются полномочия правоохранителей. К примеру, они могут проводить обыски ночью и без свидетелей.

Правда, есть требование по обязательной видеосъемке, но, как говорит глава адвокатского объединения «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец, в реальности видеозапись сложно считать полной гарантией того, что обыск пройдет по всем правилам.

«На практике, когда есть группа правоохранителей и одна камера, все зафиксировать сложно, вполне можно что-то подложить и «срежиссировать», — отмечает юрист.

Но, пожалуй, самая скандальная норма — о увеличении сроков предварительного задержания без решения суда или постановления прокуратуры с нынешних 72 часов (трех суток) до 216 часов (9 суток).

«Это прямое нарушение статьи 29 Конституции Украины. В военное время конституционные права граждан могут ссужаться, но как раз статьи 29 это не касается», — пояснил нам Кравец.

Он также утверждает, что уже массово нарушаются права украинцев на помощь адвокатов.

«Нас к клиентам попросту не допускают», — говорит Кравец.

Это значит, что впоследствии суды смогут пачками заворачивать дела, которые станут расследовать по-новому. Но оправдательные приговоры, если и будут, то уже, скорее всего, после войны. Пока же украинцы рискуют попасть под каток правоохранительной системы, — отмечают юристы.

Разбирались, что значат для рядовых граждан новые изменения в УК.

Риски 9 суток

Правки в Уголовный кодекс парламент начал вносить буквально с первых дней войны. Мы уже писали о законе №2111-IХ, который вступил в силу 8 марта этого года. Он регулирует особенности уголовных дел в условиях военного времени.

Тогда законодатели прошлись по судебной системе. К примеру, прописали, что, если следственный судья не может в установленные сроки выполнить установленные полномочия (скажем, из-за боевых действий), то его полномочия может осуществлять руководитель органа прокуратуры, в том числе, санкционировать обыск, содержание под стражей до 30 дней и др. То есть, следственным органам позволили перебирать на себя полномочия судов.

Но на этом военные поправки в УК не закончились. 14 апреля парламент принял закон №2201-IХ, который вступил в силу с 1 мая.

В нем прописана очередная порция нововведений.

Пожалуй, самая скандальная новация — в законе установлено, что срок задержания лица без решения следственного судьи или постановления руководителя органа прокуратуры на время военного положения не может превышать 216 часов с момента задержания (то есть, 9 суток). До этого, напомним, максимальное время задержания было намного меньше — 72 часа или трое суток.

«Эта норма определяется статьей 29 Конституции.

В частности, последняя прописывает, что в случае крайней необходимости предотвратить преступление или пресечь его, уполномоченные органы могут применять содержание лица под стражей как временную меру, обоснованность которой должна быть проверена судом в течение 72 часов. Задержанное лицо немедленно освобождается, если за это время ему не вручено обоснованное решение суда о содержании под стражей.

С одной стороны, увеличение сроков с втрое — с 72 часов до 216 — может поясняться объективными особенностями военного времени, скажем, сложностями логистики, возможными заминками в работе судов.

С другой, статья 29 Конституции не может быть отменена даже в военное время. В период военного положения допускается сужение отдельных конституционных прав и свобод граждан. На это тему есть отдельная статья Конституции — 64. В ней, в частности, указано, что в условиях военного или чрезвычайного положения могут быть ограничены права и свободы, но при этом даже в войну нельзя увеличивать срок содержания под стражей без мотивированного решения суда», — говорит Кравец.

По его словам, на время задержания граждане фактически лишаются правовой помощи, что также является нарушением законодательства.

«Уже в первые дни действия нового закона есть случаи недопуска адвокатов к задержанным лицам. В дальнейшем такие антиконституционные действия суда и правоохранителей могут стать основанием для отмены приговора и возмещения причиненного ущерба, как украинскими судами, так Европейским судом по правам человека», — говорит Кравец.

«Насколько целесообразным является задержание на 216 часов — вопрос открытый. Конечно, условия военного времени подразумевают ограничения некоторых прав и свобод человека, но столь длительное задержание является явно чрезмерным, особенно при отсутствии реальных оснований», — добавил Александр Шемяткин, партнер «КМ Partners».

При этом, как говорят юристы, длительное задержание может стать инструментом давления на подозреваемого — все-таки 9 дней, это не три, и за такой период, особенно при нужной «обработке» любой может «сломаться».

Обыски «под запись» и адвокаты на удаленке

Есть и другие новации.

— Возможность проведения обыска или осмотра жилья в ночное время (с 22.00 до 6.00) без привлечения понятых. В этом случае обязательная непрерывная видеофиксация следственных действий. Но, как говорит Кравец, видеофиксация не является полной гарантией того, что будут соблюдены все законные нормы процессуальных действий. «Если в группу входит несколько правоохранителей, которые проводят обыск/осмотр разных участков помещения, камера может что-то «упустить» — даже в мирное время такие прецеденты были. А пока образовалась «мертвая зона», туда всегда можно что-то подбросить. То есть, вопросы могут возникать», — уверен Кравец.

— «Фиксировать» будут не только обыски, но и показания, полученные во время допроса свидетеля, потерпевшего, подозреваемого. В дальнейшем эти записи могут быть использованы как доказательства в суде. Условие, прописанное в новом законе — «фиксация с помощью доступных технических средств». «То есть, достаточно записи на диктофон на любом мобильном устройстве», — говорит Шемякин. Ранее, напомним, такие доказательства суд не принимал.

— предусмотрена возможность дистанционного участия защитника в отдельных следственных действиях. Это как раз та норма, которая позволяет фактически лишать граждан адвокатской помощи. «Фактически мы уже сталкиваемся с тем, что адвокаты не могут нормально пообщаться со своим подзащитными, соответственно, выработать линию защиты», — говорит Кравец.

— если обвиняемые призываются на военную службу по мобилизации, то в таком случае судебное производство останавливается до момента демобилизации обвиняемого. 

— решения о приводе, доступе к вещам, аресте имущества, обеспечительных мерах, проникновении в жилище, обыске, негласных следственных действиях, об аресте на срок до 30 суток подозреваемых в тяжелых преступлениях могут быть приняты руководителем органа прокуратуры, а не следственным судьей. В законе говорится, что руководитель прокуратуры может принять такие меры по ходатайству прокурора, если «отсутствует объективная возможность исполнения следственным судьей полномочий относительно избрания меры пресечения». 

Это положение нового закона, как считают юристы Главного научно-экспертного управления Верховной Рады, не соответствует Конституции. 

«Указанные положения не учитывают требований статей 29 и 64 Конституции Украины, согласно содержанию которых каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть арестован или держаться под стражей, иначе как по мотивированному решению суда и только на основаниях и в порядка, установленных законом. Права, предусмотренные статьей 29 Конституции Украины, не могут быть ограничены даже в условиях военного и чрезвычайного положений», — говорится в выводе ГНЭУ. 

«Сейчас много непростых дел»

По словам Шемяткина, изменения в Уголовный кодекс направлены, прежде всего, на «ускорение» расследования уголовных дел. К примеру, дело нельзя будет поставить на паузу, если, скажем, не найдется понятых при проведении обыска или суд не успеет выдать решение в течение трех суток предварительного задержания.

Но при этом возрастают риски разного рода «ошибок», нарушений процессуальных действий и давления на граждан.

«Сейчас много непростых дел. К примеру, это касается статьи о коллаборантах, под которую могут пойти граждане, пребывающие на оккупированных территориях. Скажем, если местного жителя его же соседи обвинят в том, что тот, дескать, носил еду для россиян, ему может светить немалый срок. При этом, по новым изменениям в УК, «подогнать» доказательную базу под это серьезное обвинение гораздо проще, чем ранее», — подытожил Кравец.

Источник: strana.news

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть