Вклады не отдадут: Порошенко и Гонтарева наживаются на Украине

С 25 июля в Киеве протестуют вкладчики банков. Пресса акцентирует внимание на банках «Михайловский» и «Дельта». Их клиенты требуют вернуть им вклады хотя бы уже без процентов. Озвучивается средний долг по депозитам – 2 млрд. грн. На самом деле, судя по 80% «очищению» банковской сферы, таких пострадавших вкладчиков намного больше. А значит, сумма ограбления народа реально превышает воображаемые фантазии.

Каждый раз с падением нового банка озвучивается его индивидуальная история. На самом деле – тут работает одна общая для всех схема.

Сегодня ситуация с банком «Михайловский» — это еще не дно. Банки будут падать и дальше – а значит, будут страдать их вкладчики и опосредованно – взявшие кредит в этих банках люди. Их долги скинут коллекторам, которые не выбирают способы для выбивания долга. На каком основании такой печальный прогноз?

Ведь это узаконенный грабеж!

На основании постановления НБУ №58 – об увеличении уставного капитала банков со 120 млн. грн. до 300 к январю этого года. Сейчас отсутствие в наличии 120 млн. грн. давало повод вносить банки в список неблагонадежных. Теперь ставки повысили искусственно, одним постановлением. Прямо как «стричь лаве на базаре за аренду места» — с сегодняшнего дня дороже.

К январю 2018 уже надо будет иметь 400 млн. грн.; с 11 января 2019 уставной увеличится на 450 млн. грн. И 11.01 2024 – до 500 млн. грн.

Требование по существующим 120 млн. уставного капитала уже не выполнили 20 банков. Из них может быть докапитализируются 5-10 единиц, остальные упадут. А по заявленным на перспективу увеличениям не выполнят и другие. Их надо будет выводить с рынка. А это значит, дорогие вкладчики – что ваши вклады в еще не упавших банках под реальной угрозой. Давайте разбираться – вернет ли вам их Фонд Гарантирования.

Судя по протестам в эти июльские дни – не вернет. Не по причине неблагонадежности закрываемых банков, хотя и это имеет место. И не потому, что нет денег. Деньги есть. А по причине нового специфического бизнеса, который практикуется именно на украинском банкопаде.

Как зарабатывают на банках.

Бизнес сами банки делают не только на получении процентов от кредитов и других платных банковских операциях. Это все «слезы». Реальный бизнес в банковской сфере – это торговля валютой. Выглядит так: приходит в банк предприниматель, чтобы произвести взаиморасчет с иностранным контрагентом. А в банке говорят: пока валюты нет. И ждут, пока скопится достаточное количество желающих очень быстро ее получить.

У бизнеса простаивают операции, и он готов уплатить по более высокому курсу – только бы побыстрее. Потом банк, когда соберется достаточное количество нетерпеливых, поднимает курс, не очень высоко, но сразу получает огромные суммы. Потом каждый отдельный банк может вернуться к прежнему курсу. Отсюда и те колебания валют, которые мы периодически видим в обменниках и кассах.

НБУ кровно заинтересован в успешной торговле других банков по их коммерческому курсу – потому что это замыкает всю вертикаль банковского бизнеса.

Логично предположить, что если так делают прибыль из воздуха – то деньги на погашение депозитов есть и в Фонде Гарантирования. Ведь Фонд – гарант для банковских клиентов. Однако банки не для того делают деньги на скачке курса. Цель – отдать откаты главным затейщикам в НБУ, устанавливающим курс и остальное вывести в офшоры, на черный или светлый день.

Но раньше, при таких незначительных скачках курса, которые к тому же быстро проходили, никто не успевал испугаться: ни рядовые вкладчики, ни заемщики. Это были колебания на пару копеек. Из-за этого мгновенного воровства жизнь в стране оставалась достаточно спокойной.

Финансовая практика торговли валютой доказывает: чем серьезнее намерения пришедших к власти, чем на более длительный срок они рассчитывают – тем меньше колебания курса валют. Чем резче скачки – тем слабее власть, тем ненадежнее ее намерения.

Ведь на этом наживаются не только банкиры. В банках держат свои депозиты влиятельные политики и бизнесмены, которые тоже хотят наживаться на скачках валюты и падении гривны. Так они «зарабатывают» на свои предвыборные кампании и другие карманные политические расходы. И чем больше вклад в банке – тем влиятельней персона. И публичность не обязательна.

А как же фиксированная ставка по депозиту у любого вкладчика? В отличие от рядовых граждан, собственнику крупного вклада достаточно просто пригрозить выводом своего депозита – и банкиры сами предложат ему % от торговли валютой. Так крупные вкладчики делегируют банкам полномочия по управлению долей в торговле валютой. Они взаимно заинтересованы в успехе этого теневого бизнеса.

Теперь, прикрываясь экономическим кризисом, войной и т.п. Нацбанк не просто качнул гривну – он ее обвалил. Если колебания на пару копеек обогащали банки немыслимо, то в несколько гривен или десятков гривен делают инициаторов обвала гривны миллиардерами. Вы только вспомните – с 8 грн. до 40 за доллар!!! Они просто рисуют прибыль на падении гривны, и плевать им на рост цен.

Обратная сторона медали.

Рост цен вследствие игры на валютах – это как раз вторая сторона медали. Продукты и услуги – дорожают, так как они ориентированы на долларовый эквивалент. Потому люди беднеют. Одним становится нечем платить по кредитам. Вторые начинают снимать депозиты. Таким образом, банки пилят сук, на котором сидят. Нажившись на моментальном оптовом валютном обмене, банки сталкиваются с оттоком средств «непосвященных» и пострадавших. Мелкие банки шатаются первыми. Они не могут выплатить тот вал депозитов, который увеличивается пропорционально инфляции. Вся надежда на взявших кредиты. Но они тоже не в состоянии платить. На начальном этапе клиентов еще прессуют, на крупную рыбу среди заемщиков – подают в суд. Первыми идут валютные, залоговые кредиты и ипотеки. Взявшие такие кредиты обращаются к юристам. Юристы, в отличие от большинства клиентов, читают договора и находят там массу нарушений со стороны банков.

Это и транзитные счета, по которым НБУ не разрешал проводить расчетные операции по кредитам. Начинаются они на цифры – 2909. В «Михайловском» таких счетов по выданным кредитам – немеряно. Это не клиентский текущий, а транзитный, пассивный счет для учета «другой кредиторской задолженности». Средства на таком счету не могут аккумулироваться, как должны были бы при погашении кредита. С такого транзитного счета средства перекидываются на другие счета, конвертируются в валюту, и выводятся нужным людям. В таком механизме легче прятать реальные операции по переводу платежей и уклоняться от налогов. А те, кто так «оплачивает» свой кредит – на самом деле пополняют чужие кошельки. Любой банк, который это делает – называется конвертационный центр. Или «стиральная машинка».

Кроме того, многие карточные кредиты тоже незаконны. Выдаются часто вообще по фиктивным договорам присоединения, существующим только в электронном виде. А по сути – это кредиты без договора и без вашей подписи. Их нельзя даже никчемными назвать в силу их отсутствия. Такое практикует Приват Банк, рассчитывая на неграмотность клиентов. Но когда люди перестали платить по таким карточным кредитам из-за отсутствия денег, а Приват по малограмотности своих клерков – начал подавать в суды, тут и вскрылись все махинации с карточными кредитами, в том числе.

Потому вторая сторона медали обернулась для банков судебными разбирательствами, которые как раз выигрывали клиенты. Многие не только перестали законно платить по фальшивым условиям, но и отсудили у банков немалые суммы как штрафы. Для многих банков на горизонте замаячило реальное падение. Расплачиваться по депозитам наваренными на обмене валют деньгами банки не собирались. Оставалось «красиво уйти».

Как это делается.

«Красиво» — это с деньгами и не сев за решетку. Руководит этой процедурой ликвидации НБУ с Гонтаревой. Но такая услуга предоставляется не даром, а за %.

Сначала банк обращается за докапитализацией в НБУ, ссылаясь на кризис. Гонтарева включает станок и подхватывает финансово падающий банк, якобы искренне желая его спасти. Называется это рефинансирование, выдача стабилизационных кредитов и т.п.

Цены в стране, конечно же, растут еще больше – вследствие увеличения напечатанной денежной массы. Еще большее количество вкладчиков хочет снять депозит. И еще большее количество получивших кредиты – не может их обслуживать. Но это только кормит новый бизнес Гонтаревой и Порошенко. Так как денежная помощь банку от НБУ поставляется за откат.

Откат получается с увеличения массы полученных (от докапитализации) денег на очередных торгах валютой. Расплатившись с НБУ, остаток наваренных средств выводится владельцами из банка и из страны. Так же к делу подключаются участники схем. Теперь можно объявлять о трагедии в отдельно взятом банке.

Другое дело, что Гонтарева и Порошенко – сами собственники банков и, в отличие от других своих предшественников, стремятся к абсолютной монополии на рынке. Порошенко собственник банка – МИБ (Международный Инвестиционный Банк). В этом банке хранят деньги VIP-персоны, включая высшее руководство страны. Но этим персонам, хранящим депозиты у Порошенко, проценты неважны. Им важны те же самые административные связи с президентом и опосредованное, через большой вклад в банк, влияние на политику Порошенко. Они своими вкладами увеличивают его капитал – он, в свою очередь, идет на уступки по взаимовыгодным вопросам в политике.

Доходы банка Гонтаревой «Авангард» за 2015 год составили более 15 млн. грн. Активы Гонтаревой там выросли на 35,2 %, то есть на 600 млн. грн. Все это благодаря притоку депозитов из закрытых банков – к ней в том числе.

Несмотря на валютные торги, у нас в Украине только два банка показали реальную прибыль – банк Гонтаревой и банк Порошенко. Потому что бизнес по закрытию банков был поставлен на поток. Зачем ждать честного падения банка, когда его можно «упасть»?

Успешным банкам предлагалась та же схема: если они отказывались закрываться по выше описанной схеме, предлагался откуп. Пока они платили процент от своего дохода без всякой докапитализации и рефинансирования от НБУ, их не трогали. Заканчивались нужные ежемесячные суммы – запускался механизм ликвидации. Ибо грешат незаконными операциями все банки без исключения. Такие банки и сейчас еще остаются на рынке, только ставки по откупу для них всё повышаются. К тому же на них иногда вешают выплаты по депозитам банков, которые закрыли.

Откуда тогда у Фонда Гарантирования и других банков деньги на частичные выплаты?

По правилам – от складчины всех банков в этот самый Фонд Гарантирования и от реализации активов прогоревших банков. Только вот банков этих все меньше. А реализация активов – это вообще фикция. Уже к моменту введения временной администрации все активы из банка уже выведены.

По привычке можно опять включать печатный станок. Но НБУ и Фонд Гарантирования придумали свежее ноу-хау: оспаривать в судах законность заключенных ликвидированным банком сделок. И все – НБУ и Фонд не обязаны расплачиваться за мошенников, отдыхающих на теплых островах.

В итоге все, кто заинтересован в ликвидации, заработали. Собственники уехали за рубеж с деньгами. Гонтарева и Порошенко, негласные монополисты украинского банковского рынка, получили приток новых депозитов из ликвидированных банков.

От откатов на рефинансировании и докапитализации – нагрелись все: и ликвидированные банки и НБУ с Фондом Гарантирования.

Остается только совсем немного: отстегнуть судам для признания сделок ликвидированных банков недействительными. И долги по депозитам можно вообще не отдавать. Судебная вертикаль, подвластная Порошенко, не откажется от такого предложения.

Так что, дорогие вкладчики – не предъявляйте претензии к НБУ и Фонду Гарантирования, не подавайте в суд на НБУ. Ведь не может порошенковский суд расследовать дела против НБУ, где сидит порошенковская Гонтарева.

Просто надо понимать, что грабят вас не для того, что бы потом отдавать награбленное.

Марина Ткаченко