Аналитика

Вакаров: проверка военпрокуроров на полиграфе — просто ширма и пиар

Руководство, следователи и прокуроры Главной военной прокуратуры прошли проверку на полиграфе. Об этом сообщает пресс-служба ГПУ.

Там говорят, что исследование проводилось по инициативе Главной военной прокуратуры с целью проверки и избежания коррупционных рисков, а также информационных манипуляций при расследовании уголовных производств.

Loading...

В частности, речь идет о преступной организации под руководством бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко, где суммы убытков государству достигают 96 миллиардов гривен, а имущество 46 подозреваемых налоговиков арестовано на сумму около миллиарда гривен.

По результатам полиграфического исследования сведений, на которые необходимо реагировать правоохранительным органам, не установлено.

Помогут ли проверки на полиграфе бороться с коррупцией, в эфире радиостанции Голос Столицы пояснил юрист, эксперт по антикоррупционной политике Василий Вакаров.

(текст публикуется на языке оригинала)

Про що свідчить, що успішно перевірку пройшли усі без винятку — керівництво, слідчі і прокурори Головної військової прокуратури?

— Це свідчить лише про одне – що вони були підготовлені до цієї процедури, їх правильно готували, їх готували до запитань, з ними працювали, тому вони абсолютно готові були до тесту на поліграфі і успішно його пройшли.

На ваш думку, наскільки репрезентативними можуть бути результати перевірки на поліграфі?

— Абсолютно нульові репрезентативно, тому що, ще раз говорю — їх готували. І будь-який фахівець вам скаже, що перед тим як приводити на поліграф якихось співробітників чи якихось органів, повинен бути замовник. Хто в даному випадку є замовником на проведення цього тестування? Генпрокуратура де-юре, а де-факто – це безпосередньо сама військова прокуратура, тобто сам пан Матіос був замовником цього тестування, тобто він там був замовником, фахівці розробляли, готували, він корегував замовлення, бо є таке право у замовника — додаткові запитання чи додаткові… корегування і, оскільки сам Матіос був замовником, ясна річ, що він сам особисто був найбільш підготовлений суб’єкт, який відповідав на питання, які були підготовлені. Це просто ширма.

Те, що їх готували – це ваше враження чи у вас є якась інформація з власних джерел? 

— У мене є інформація з власних джерел. Більше того, я вам скажу, що коли я працював в Адміністрації президента України, ми готували подібні моменти і щодо суддів, і щодо працівників правоохоронних органів, тобто я знаю зсередини, як це відбувається, і колега, який готував, який, скажімо, знає цю ситуацію зсередини, інсайдер, він абсолютно чітко мені все розказав. Так що, це просто ширма, черговий піар пана Матіоса суспільству про те, що він і всі його співробітники пройшли якісь там тести, які самі підготували для себе, не більше.

Как проходит подобная проверка, в эфире «ГС» рассказал полиграфолог, специалист высшей категории Леонид Гаевский.

В Генпрокуратуре отметили, что проверка проводилась по стандартам партнерских спецслужб иностранных государств. Что это за стандарты?

— Я думаю, использовались методики, которые широко используются именно в США, а именно в НАТО, в ЦРУ и в ФБР.

Как проходила проверка на полиграфе?

— Приходят тестируемые. Если со всей строгостью относится к процессу проверки на полиграфе, необходимо присутствие врача, который смог бы квалифицированно определить, установить, что тестируемый не употреблял алкоголь, не находится под действием каких-то запрещенных медицинских препаратов, наркотических препаратов, после чего, в некоторых случаях даже сдают анализ крови. Следующий этап – это предтестовая беседа. Во Объяснения необходимы для того, чтобы сам тестируемый адаптировался к специалисту-полиграфологу, к обстановке, в которой будет проходить сама проверка, обсуждаются вопросы для одинакового понимания, как со стороны самого тестируемого, так и специалиста, который проводит проверку. То есть в пользу каких стран передавалась информация, если такова была, то есть уточняется каждое слово, которое будет в дальнейшем использоваться в тесте, передавали информацию, говорили кому-либо, зачем, какую именно, зачем, насколько подробно.

После того как обсудили все вопросы основного теста, проводится, как мы говорим, некий такой стимуляционно-адаптационный тест, это тест на имя, чаще всего, для того чтобы посмотреть, как выглядит реакция на ложь у самого тестируемого, записывается реакция на ложь. После этого одеваются датчики – это датчики дыхания, датчики, регистрирующие кардиоактивность тестируемого, кожно-гальваническую реакцию и т.д., тремора проводится сама проверка. После этого необходимо где-то порядка около часа-полутора-двух для обработки материала. Соответственно, тогда можно делать выводы о виновности либо невиновности, причастности либо непричастности. Вопрос ставится в такой форме, что подразумевает отрицательный ответ, то есть, занимая ту или иную должность, занимая определенную должность, делали ли вы, и дальше там, передавали ли вы информацию, содействовали кому-то в коррупционных схемах? Тестируемый, соответственно, отвечает «нет». После этого специалист-полиграфолог определяет «нет» – это «нет» либо «нет» – это «да», то есть была получена реакция на ложь, когда тестируемый отвечает на этот вопрос. Примерно так проходила проверка.

Кто формирует, кто утверждает эти вопросы?

— Вы знаете, есть заказчик, то есть заказчик, которому интересно, в данном случае, это генпрокурор либо кто-то еще, начиная от президента, то есть некое третье лицо, который выносит ряд вопросов, и для специалиста-полиграфолога определить причастность либо непричастность его к тем или иным событиям, а сами вопросы непосредственно формулирует сам специалист-полиграфолог.

Можно ли «подкорректировать» результаты?

— Тестируемый, вы уже поняли, на все вопросы отвечает «нет», это требование методик. То есть вопрос надо поставить в такой форме, чтобы отвечать «нет». Вот иногда сталкиваются, человек говорит: мне угрожали, так мы вопрос ставим: «Вы лгали, когда говорили, что вам угрожали»? Он отвечает «нет», соответственно, мы получаем реакцию, если это правда, отсутствие реакции на ложь. Так вот, бывает неопределенность. Она чем может быть вызвана? Неправильной формулировкой вопроса, удаленностью по времени тех или иных событий, и тогда мы получаем некую неопределённость, которую мы не можем трактовать как ложь. То есть корректировать, наверное, невозможно результат. Есть полиграмм – это исходник. Полиграмм – это запись тех самых физиологических реакций, и вот она, как кардиограмма, вот если она уже сделана, опытный врач, какой-то кардиолог сможет увидеть предынфарктное состояние, молодой не увидит предынфарктного состояния.

Ранее эксперт по антикоррупционной политике Василий Вакаров в эфире «ГС» заявил, что создание Национальной службы здоровья – идея хорошая, но государственный насквозь коррупционный механизм все равно поглотит ее.

Напомним, эксперт Института политического образования Александр Солонтай в эфире заявил, что для того, чтобы система е-декларирования полностью заработала, важна не только сама подача деклараций, но и их проверка.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть