Аналитика

Упал самолет — загорелся Иран. Что стало понятно за два дня после признаний Тегерана об атаке на «Боинг»

Иран признал свою вину в падении украинского «Боинга». Ближневосточная страна заявила о непреднамеренной ракетной атаке.

По версии Тегерана, ошибка произошла в ожидании ракетного удара от США по объектам иранской гвардии — Корпуса стражей исламской революции. Наш лайнер приняли за американскую крылатую ракету, а вероятном ударе которых были предупреждены иранские ПВО.

Loading...

Правда, почему под прицел попал именно украинский самолет — совершенно непонятно. Он следовал тем же маршрутом, что и другие пассажирские борты до него.

Да и как вообще можно перепутать ракету и самолет (по версии Ирана это сделал оператор системы ПВО) — профильные эксперты не понимают.

Это на данный момент главный вопрос к иранской стороне.

В то же время очевидно, что атака действительно была неумышленной. Большинство погибших — иранцы по национальности, да и Украина не является врагом Ирана. Кроме того, никаких последствий, кроме негативных, эта акция для Тегерана не принесла бы. Поэтому умышленный теракт со стороны властей Ирана исключается.

«Страна» разбиралась, что стало понятно спустя день после признания Тегерана.

Как сбивали самолет. Версия Ирана

В Иране детально рассказали свою версию случившегося.

В заявлении Генштаба говорится, что их ПВО была в состоянии повышенной боеготовности из-за ожидания контратаки от США. Накануне Иран обстрелял американские базы на территории Ирака.

«Рейс «Международных украинских авиалиний» вылетел из аэропорта Имама Хомейни и, находясь в режиме ротации, был в непосредственной близости от важного военного центра КСИР на небольшой высоте.

Предполагалось, что это вражеский самолет. В этих обстоятельствах самолет был случайно поражен из-за человеческой ошибки, которая, к сожалению, привела к мученической смерти дорогих соотечественников и гибели ряда иностранных граждан», — говорятся в заявлении иранской армии.

Более детально эту ситуацию описал командующий аэрокосмическими силами Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Амир Али Хаджизаде. Правда, он выдвигает иную версию — что «Боинг» МАУ был принят не за вражеский самолет, а за крылатую ракету.

Он сообщил, что в ночь инцидента по степени готовности система ПВО была подняты на уровень войны, а интегрированная оборонительная сеть сообщила системам наивысший уровень опасности.

В этих условиях зенитное прикрытие аэропорта было накануне включено в систему обороны Тегерана.

«Ракета попала в украинский пассажирский самолет, в районе где была развернута оборонительная система. Оператор увидел объект и указал его как точку поражения. Поскольку ему была предоставлена информация, что нынешняя ситуация — война. Так и была запущена ракета», — сказал генерал.

По его словам, оператор зенитного расчета пытался связаться со службами гражданской авиации, но из-за всеобщего переполоха не смог туда дозвониться. И принял решение самостоятельно.

«Агентство гражданской авиации же действовало на основании тех сведений, которыми располагало. Оператор позвонил им, но в тех обстоятельствах его система связи была явно нарушена. То есть либо имела место система глушения, либо сеть была занята. В этой ситуации оператор должен был принять решение в течение 10 секунд и, к сожалению, он принял неверное решение — выпустил ракету и сбил самолет», — заявил Хаджизаде.

Он также рассказал, почему Иран сразу не сообщил о пуске ракеты.

«Я был на западе страны. И сразу заподозрил совпадение (задействование ПВО и крушение самолета) и сразу же приехал в Тегеран. Сказал, что мы могли сбить самолет. Когда я прибыл в Тегеран, то увидел, что генеральный штаб сформировал делегацию для расследования инцидента. Вовлеченные в эту группу лица были изолированы. То есть мы не могли ничего сказать другим.

Чтобы получить информацию об инциденте, потребовалось несколько дней. Цели скрыть ее не было. К утру пятницы, 10 января, вся информация была собрана. После инцидента наша штаб-квартира начала обсуждать этот вопрос. Я сообщил властям. После этого Генеральный штаб приступил к рассмотрению и оценке, которая была незамедлительной», — сказал Хаджизаде.

Он также заявил, что представители гражданской авиации ни в чем не виноваты. При этом сказал, что они должны были запретить полеты невоенных самолетов.

Вопросы к позиции Ирана

Первый и главный вопрос — почему Тегеран сразу не закрыл небо для гражданской авиации? Ведь и по словам генерала Хаджизаде, и по данным Генштаба, ПВО страны была переведена в полностью военный режим.

Более того — именно Иран обстрелял той ночью базы США в Ираке. И не мог не понимать, что есть вероятность ответной атаки. Как можно было при этом не отменить полеты гражданских судов?

Тут может быть лишь одно объяснение — никакой «ответки» от американцев на самом деле не ждали, поскольку обстрел был больше на публику, чтобы формально отомстить за убийство в Ираке иранского генерала Сулеймани.

Ответных обстрелов от США и не было. То есть на самом деле был, вероятно, договорняк между Ираном и США, чтобы сохранить лицо, не начиная реальной войны.

При этом ПВО наверняка привели в наивысшую боевую готовность «на всякий случай». Что, по всей видимости, и сыграло свою роль в атаке на украинский «Боинг»: если война, значит каждая цель в небе, не отвечающая на сигнал «свой-чужой» — это враг.

Это важная история для определения виновных в этой ситуации.

Но вопрос — как оператор ПВО мог принять самолет за ракету?

Российский инженер-разработчик радиолокационных станций Андрей Горбачевский не верит в то, что такое вообще возможно. «Это не мог бы сделать никто и ни при каких обстоятельствах. Разве что это была не просто «обезьяна с гранатой», а пьяная «обезьяна с гранатой», — образно сказал инженер.

В связи с этим в интернете и соцсетях уже муссируется конспирологическая версия, что речь идет о диверсии — мол, кто-то сознательно дал приказ оператору ПВО сбить гражданский самолет, чтобы подставить Иран. Но никаких официальных подтверждений это предположение не получило.

Еще один вопрос к Ирану сформулировали в авиакомпании МАУ, которая вчера дала пресс-конференцию. Напомним, иранский генштаб заявил, что украинский самолет находился «в состоянии ротации» — проще говоря, поворачивал. Как утверждается, в сторону военного объекта КСИР. Что, по версии Тегерана, и вызвало ракетную атаку.

Кстати, версию о повороте в Иране муссировали и до того, как признались в уничтожении украинского «Боинга». Заявлялось, что экипаж пытался даже вернуться в аэропорт после возгорания на борту. Хотя при попадании ракеты это, конечно, нереально.

Однако в «Международных авиалиниях Украины» опровергли поворот самолета.

«Самолет находится строго на линии пути. Никакого отклонения от каких-либо маршрутов, на которое кто-то хочет намекнуть, не было реально», — сказал вице-президент компании Игорь Сосновский.

В МАУ показали данные сервиса Flightradar, по которым украинский лайнер летит по траектории, которой следует множество других гражданских самолетов.


Четвертый вопрос — почему под огонь попал именно украинский самолет, хотя в ту ночь вылетали и другие?

Есть и пятый вопрос — слабо верится в версию генерала Хаджизаде о том, что до 10 января иранские власти не знали о том, что самолет сбит ракетой. То есть была, пусть и короткая, но не слишком красивая попытка уйти от ответственности.

На них пока иранская сторона ответов не дает. Украина же настаивает на расследовании.

Что теперь будут делать Украина

Генпрокуратура уже возбудила дело по умышленному убийству граждан Украины.

Это интересный аспект — то есть пока следствие подозревает Иран по сути в теракте. Хотя прямо этого и не говорится.

Кстати, Владимир Зеленский в своем вчерашнем обращении не упомянул слова «умышленное», когда говорил об открытии уголовного производства. Тогда как генпрокурор Руслан Рябошапка заявляет именно об этом:

«Следствие будет продолжаться по статьям Уголовного кодекса Украины, предусматривающим ответственность за умышленное убийство двух и более людей и уничтожения самолета».

В перспективе это значит, что поле для обвинения Ирана в государственном терроризме остается. И двигателем этого процесса может стать Украина. Что если не сейчас, то потом может заинтересовать США и других геополитических противников Ирана.

Впрочем, сейчас у Киева есть более приземленные цели — это как можно быстрее получить с Ирана компенсацию: как за погибших, так и за самолет.

И в этом, судя по всему, Иран готов идти навстречу. По крайней мере так убеждает Зеленский, да и само поведение Тегерана, который согласился передать Украине «черные ящики».

Кстати, многозначительный факт: помогать в их расшифровке будет Франция — страна, которая в последнее время достаточно дружелюбна к Ирану и является противником санкций в отношении этой страны.

Это может говорить о том, что Украина в деле трагедии «Боинга» идет больше в европейском фарватере, чем в американском. В пользу этой версии играет и молчание Зеленского в момент, когда на Иран обрушилась критика США и их союзников. То есть пока Киев не намерен обострять отношений с исламской республикой.

А вот в самом Иране обострение уже началось.

Беспорядки в Тегеране

Важное последствие трагедии — беспорядки внутри самого Ирана, которые разгорелись после признания властей страны.

Детально о них мы рассказывали в материале Боинг-майдан. Почему в Иране начались протесты после признания властей в уничтожении украинского самолета.

Массовые акции, в которых принимают участие десятки тысяч протестующих, идут уже два дня и переросли в столкновения с полицией. Активисты требуют наказать руководителей КСИР за гибель самолета, в котором находились десятки граждан Ирана, а также требуют отставки аятоллы Хамении — верховного правителя Ирана, которому и подчиняется КСИР.

Хамении во внутриполитических раскладах оппонирует президент республики Хасан Рухани, который считается по местным меркам умеренным и либеральным.

Первая полоса правительственной газеты «Иран»

То есть гражданское противостояние, которое началось в стране, имеет скорее внутренние причины — городская интеллигенция и зажиточные иранцы устали от режима аятолл. А падение самолета стало новым поводом для выражения недовольства.

Тем более, что в последнее время Иран и так часто бунтует из-за роста цен на бензин и продукты.

Правда, вряд ли «Боинг» станет поводом для очень масштабных протестов. Более серьезные битвы сейчас идут в кабинетах иранской власти — в частности, по линии «армия — КСИР».

Ведь именно Корпус стражей исламской революции по итогу виноват в ударе по самолету. А это бьет по идеологической составляющей иранской власти. И может укрепить позиции «умеренных».

Впрочем, пока ситуация идет по стандартному варианту — акции протеста разгоняются властями.

Параллельно всему этому продолжается геополитическая интрига на Ближнем востоке.

Вчера, в разгар протестов, в Тегеран прибыл эмир Катара Тамим бин Хамад аль-Тани.

Эмир Катара — влиятельный в регионе человек, который, как считается, связан с глобалистскими элитами, ориентированными на Демпартию США и на Британию. Катар вместе с Турцией в последнее время системно противостоит ориентированному на Трампа альянсу во главе с Саудовской Аравией. Из-за чего и произошло совпадение его интересов с Ираном.

По слухам эмир привез предложения от Запада по деэскалации ситуации.

Одновременно, лидеры Франции, Германии и Великобритании написали письмо к Ирану с просьбой не выходить из ядерной сделки (это угрожает сделать Тегеран), вопреки тому, что ее требует отменить Трамп.

Другими словами, несмотря на обострения внутри Ирана, вовне как раз идут попытки запустить процесс нормализации ситуации (что, кстати, может быть взаимосвязано с протестами — чем более жесткая политика США и Запада в целом в отношении Ирана, тем больше аргументов у Тегерана любой ценой подавить протесты и наоборот).

В тоже время, в Ираке пока до деэскалации далеко. Наоборот, вчера снова были атакованы американские базы. В этот раз Иран ответственность на себя не взял, но очевидно, что это сделали союзные ему шиитские формирования. Судя по всему, именно такой тактикой «медленного выдавливания» США из Ирака через постоянные атаки и будет действовать Тегеран.

Тем более, что на Ближнем Востоке кроме Саудовской Аравии и Израиля никто особо не намерен поддерживать США в их жесткой политике в отношении Ирана.

И, как видно по визиту эмира Катара, эту тенденцию не смог переломить даже сбитый украинский самолет.

Другое дело, благоприятный для Ирана тренд во внешней политике может быть сломлен в случае дестабилизации внутренней ситуации.

Как будут в этом плане развиваться события — увидим в ближайшее время.

Источник
strana.ua

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть