Жизнь

Украинцы в Италии: до, во время и после локдауна

Италия стала первой европейской страной, сильно пострадавшей от пандемии коронавируса. Сотни тысяч украинцев, работающих в этой стране, оказались в центре чрезвычайной ситуации.

Чем жили они в месяцы локдауна и каким видят свое будущее, рассказывают наши соотечественники, для которых Италия уже длительное время является страной проживания и работы, пишет  Марианна Сороневич из Рима, специально для   №15 Журнала Корреспондент .

Loading...

 ЛОКДАУН ОСТАНОВИЛ ИТАЛИЮ 

Первые карантинные мероприятия были введены в Италии 23 февраля 2020 года. Тогда Совет министров страны принял постановление, запрещающее въезд и выезд для нескольких муниципалитетов на севере Италии, в которых были зафиксированы мощные вспышки коронавируса. И эти меры не смогли остановить распространения эпидемии. За короткое время карантин был распространен на всю территорию страны.

Жесткая фаза карантина в Италии продолжалась более двух месяцев. И он очень отличался от того, который был введен в Украине.

По всей стране было запрещено выходить из дома, за исключением случаев острой необходимости: за покупками, вынести мусор из дома, для обращения к врачу и т. д. При выходе из дома граждане должны были иметь с собой автосертификаты, объясняющие причину выхода за пределы жилья. Автосертификаты регистрировались на сайте органов внутренних дел, а их наличие контролировалось временными блокпостами на улицах городов и на загородных дорогах.

Правила карантина были настолько строгими, что в определенные периоды был регламентирован даже выгул домашних животных: удаляться от дома на большие расстояния строго запрещалось.

 КТО ТАКИЕ УКРАИНЦЫ В ИТАЛИИ 

Украинская диаспора в Италии насчитывает более 240 тыс. граждан, имеющих вид на жительство. Эта цифра не учитывает тех, кто работает в стране нелегально. Также в нее не входят циркулярные мигранты, которые, пользуясь безвизовым режимом, приезжают сюда на пару-тройку месяцев тоже для работы.

Согласно данным Национального института статистики Италии (ISTAT), на начало 2020 года наибольшее количество легально работающих украинцев (более 22%) было зарегистрировано в Ломбардии. А этот регион оказался наиболее пораженным эпидемией.

Более 77% работающих в Италии украинцев — женщины, которые находят здесь работу в секторе домашнего хозяйства. Стареющая Италия имеет острую потребность в сиделках и домработницах.

Эти женщины часто живут и работают в доме работодателя, что позволяет сэкономить на аренде жилья, например. Но одновременно это ставит работницу в большую зависимость от итальянских семей — работодателей.

Эти факторы поставили украинцев в особые условия: те, кто ухаживает за престарелыми итальянцами, попали в группу риска заражения COVID-19, ведь пожилые люди заражаются чаще, да и болеют они тяжелее.

Поэтому многие украинки, которые были заняты в качестве домашних работниц в итальянских семьях, временно потеряли работу из-за страха принимающей стороны допускать в свой дом посторонних.

 ВОЗВРАЩАТЬСЯ НЕЛЬЗЯ ОСТАВАТЬСЯ 

Потеря работы, непрогнозируемая длительность периода нестабильности и страх заразиться — все это толкало многих к возвращению в Украину.

В то время, когда эпидемия в Италии была в разгаре, в Украине о ней слышали в основном из СМИ. В то время об этой болезни знали относительно мало, было понятно только одно: она передается от человека к человеку. Поэтому остававшиеся в Украине соотечественники с недоверием относились к возвращающимся из-за рубежа. В социальных сетях появлялись откровенно враждебные и дискриминационные комментарии: «Зарабатывают деньги для своей семьи, а нам везут заразу».

Львовянка Наталья Я., которая живет в Центральной Италии, считает, что информация об эпидемии была чрезмерной. Она поделилась в соцсетях своим состоянием в то время: «Я имела бешеную депрессию от запугивания и журналистского террора в социальных сетях и ТВ. Это было просто издевательство над людьми, в тюрьму посадили миллионы. Мне повезло спецрейсом убежать в Украину. Немного карантина, а затем семья, дела. Жизнь наладилась. ТВ больше не включаю и вам смотреть не советую».

Кто-то из итальянских украинцев все же решался вернуться на родину, но большинство остались в Италии. Они боролись с неопределенностью, страхами, а некоторые — и с болезнью.

Оставшиеся в Италии с пониманием относились к указаниям местных властей. Статистика смертности, огромное количество инфицированных были для этого важнейшими аргументами. К середине августа в стране было выявлено более 250 тыс. случаев заболевания, из них более 35 тыс. человек умерли.

Мария Гайдай, родом из Черкасс, работает в городе Варесе, что в регионе Ломбардия, рассказывает: «Я даже не думала ехать в Украину, боялась, что могу быть инфицированной, и не хотела подвергать опасности мою семью».

Примерно те же эмоции были у Анны Колмийчук, которая живет в Милане. «Было морально очень тяжело, поскольку переживала за родителей, проживающих в Украине. Домой ехать не хотела, поскольку не хотела рисковать здоровьем родителей, в случае, если могла бы иметь вирус», — вспоминает она.

Игорь Дорош, украинский предприниматель в Неаполе, считает, что возвращение во время эпидемии — не лучшая идея: «Во время карантина, лучше воздержаться от поездок на родину. Так мы избежим реальных угроз заражения для себя и своих близких».

 ЖИЗНЬ ПОСЛЕ КАРАНТИНА 

Кроме огромного количества потерянных человеческих жизней, пандемия коронавируса страшна колоссальными убытками, которые она нанесла экономике Италии.

Двухмесячная остановка предприятий и коммерческих заведений — они не могли платить налоги. Огромные дотации и субсидии, которые государственная казна выплатила населению, в том числе украинцам. Уже понятно, что туристический бизнес столкнулся с невероятно тяжелым кризисом, такого не было со времен Второй мировой войны.

Однако Италия придерживается оптимистичного лозунга «Все будет хорошо!», который распространялся с начала карантина.

«После длительного локдауна итальянское государство помогло бизнесу некоторыми социальными выплатами, а также предоставило возможности отсрочки платежей и банковского финансирования. Это помогло бизнесу заново стартовать после открытия страны, — рассказывает Дорош из Неаполя. — В послекарантинный период хочется верить в то, что этот ужас уже не вернется в таких масштабах. Но мы четко понимаем, что без соблюдения элементарных правил теперь никак. Мы получили колоссальный опыт, и я знаю точно, что мир уже не будет таким, как раньше».

В целом итальянское правительство было весьма лояльно к иностранцам, работающим в Италии, — заочно и автоматически продлевают разрешения на работу во время карантина, упрощают процедуры на будущее. Так что у украинцев есть достаточно много мотивов оставаться в гостеприимной Италии и дальше.

Колмийчук размышляет над конспирологическими теориями по поводу коронавируса. «Достаточно проанализировать ситуацию в мире и подумать, а возможно ли, чтобы страны добровольно уничтожали свою экономику, закрываясь на карантин? — говорит она. — Новые смертоносные вирусы появляются примерно раз в столетие. На этот раз только с помощью современной медицины и кардинальных действий правительств удалось предотвратить миллионы смертей! К сожалению, эти аргументы не действуют на людей, которые верят в теории мировых заговоров».

В общем, каждый вынес свои уроки из атаки коронавируса. Как бы то ни было, подавляющее большинство не планирует бросать насиженные места и расставаться с работающим бизнесом.

 ЖИЗНЬ НА ВРЕМЯ КАРАНТИНА БУДТО ЗАСТЫЛА 

Валентина Костенчук живет в регионе Калабрия, что на крайнем юге Апеннинского полуострова, и работает сиделкой. «В нашем городе не зарегистрировано ни одного случая заболевания COVID-19, но все придерживались указаний власти», — рассказывает Костенчук.

Женщина эмоционально вспоминает долгие месяцы локдауна: «Я живу в городке Сан-Джованни-ин-Фьореуже долгое время, меня здесь знают многие местные, здороваются, всегда помогают в случае необходимости. Было страшно и жалко до слез видеть пустой город с опущенными жалюзи на окнах. Нигде ни души, только патрульные машины полиции, карабинеров, контролировали соблюдение порядка. Грустно и больно было смотреть на жизнь, будто время застыло».

Костенчук придерживалась правил жесткого карантина: «Я выходила на улицу только по большой необходимости: за продуктами и лекарствами. Выдерживала социальную дистанцию, всегда имела с собой автосертификаты о причине выхода из дома».

Костенчук ухаживает за старушкой, но в этом случае соблюдение дистанции невозможно, поэтому на работе носила маску, максимальное внимание уделяла уборке в доме и личной гигиене.

«Я ничего не имею против строгих правил, установленных для населения Италии. У итальянцев своя культура, традиции, свое видение мира и воспитание, — рассказывает Костенчук. — Считаю, что мы должны учить, уважать и соблюдать их правила жизни, потому что мы здесь гости».

«Я рада, что мне пришлось познакомиться с Италией хоть и таким образом. Я никогда не искала особого места в итальянском обществе. В Украину поеду навсегда, после того как смогу получить «крохи от Италии» по пенсионному обеспечению в 68 лет, чтобы иметь на столе кусок хлеба», — говорит она.

В отпуск в этом году Костенчук не поедет из-за пандемии — «Береженого Бог бережет».

 КАЗАЛОСЬ, ЧТО КАРАНТИН НЕ ЗАКОНЧИТСЯ НИКОГДА 

Мария Гайдай известная в украинском сообществе в Италии благодаря творчеству. Она — член Национального союза народного искусства Украины. В Италии неоднократно проводила выставки собственных картин, написанных на шелке, является автором книги  Итальянский период  и фильма  Сильные от страха , правдиво рассказывающих о судьбах украинцев в Италии.

«Во время карантина в Италии я работала сиделкой у 95-летней синьоры с проблемами ментального здоровья. Мы оказались изолированными в доме вдвоем. Сначала казалось, что карантин не может продолжаться долго, но в реальности он затянулся ровно на два месяца. Я выполняла все предписания, которые поступали от итальянского правительства, как и другие граждане страны. Мероприятия карантина были действительно строгие. Наличие интернета давало возможность отслеживать, как ведут себя граждане в других странах. Так я скажу, что итальянцы были очень дисциплинированные под давлением санкций, которые могли следовать за нарушения установленных правил. Например, я выходила из дома, только чтобы сделать покупки и в аптеку за лекарствами не чаще чем раз в десять дней», — рассказывает Гайдай.

Психологически было очень непросто, вспоминает Гайдай: «Я чувствовала большое давление и ответственность. Напротив нашего дома находился дом для престарелых людей, и в какой-то момент объявили, что там заболели 72 человека. К счастью, все закончилось хорошо для меня и моей подопечной».

Сейчас Гайдай находится в отпуске в Украине: «Сразу же по прибытии я сдала анализ, который оказался отрицательным. Самое сложное ощущение было связано даже не с тем, что я могу заболеть, а с бессилием и невозможностью как-то действовать. Казалось, что этот период никогда не закончится».

 ВОСПОЛЬЗОВАЛАСЬ КАРАНТИНОМ, ЧТОБЫ ПОСТРОИТЬ СВОЕ БУДУЩЕЕ В ИТАЛИИ 

Анна Колмийчук, служащая из Милана, во время карантина оказалась в центре наиболее инфицированного региона — Италии. Ее локдаун был очень строгим.

«В марте и апреле я вообще не выходила из дома. Продукты заказывала онлайн с доставкой курьером, — рассказывает Колмийчук. — Это и было одной из основных проблем: в то время сделать заказ было сложно, поскольку сервис супермаркетов имел слишком много заказов и найти свободные даты было невозможно. Я находила онлайн-магазины неподалеку от Милана, которые начали организовывать доставку в город».

Она поддерживает действия итальянских властей по борьбе с эпидемией: «Я считаю, что в этих суровых мерах итальянского правительства не хватало строгого контроля! Они рассчитывали на ответственность людей, но это не всегда срабатывало».

Колмийчук работала в одном из миланских отелей, но мечтала о другой профессиональной карьере. В период карантина она достигла своей цели.

Еще до локдауна Колмийчук начала обучение, чтобы получить квалификацию налогового оператора, уполномоченного подавать декларации о личных доходах от имени граждан при одном из ведущих итальянских профсоюзов CAF ACLI Milano.

И вот сейчас она начала работу по новой специальности, чему очень рада: «Обучение очень помогло отвлекаться от переживаний. А теперь, когда Италия вернулась к нормальной жизни, я начала работать в профсоюзе. Поэтому, наверное, могу сказать, что я использовала карантин, чтобы изменить свою жизнь в Италии».

Колмийчук с энтузиазмом смотрит в будущее: «Главное — учиться, развиваться и искать новые возможности. Да, я сейчас чувствую себя очень комфортно в итальянском обществе. Когда я приехала сюда пять лет назад, основным моим приоритетом было обучение языку. В прошлом году я уже сдала экзамен CILS на уровень С2, поэтому интеграция проходит гораздо легче. Поскольку мне удалось выстроить новую жизнь и я приложила много усилий, чтобы адаптироваться и интегрироваться в общество, то хотелось бы остаться здесь навсегда. А в Украину ездить в гости к родителям и друзьям».

 РАБОТАЮ НАД СОБОЙ И РАЗВИТИЕМ БИЗНЕСА 

Игорь Дорош — юрист, проживает в Италии уже восемь лет. Он подтвердил тут свои два высших образования и создал в бизнес-центре Неаполя консультационную компанию Калина, которая оказывает правовую помощь, а также бюро переводов.

Карантин для него начался неожиданно: «Я хорошо помню, как еще 8 марта все рестораны и бары были полны и люди праздновали Международный женский день. А дальше — локдаун».

«Я и моя семья неуклонно придерживались всех ограничений и правил. Мы выходили из дома один раз в неделю, чтобы поехать в ближайший крупный супермаркет за покупками. Сразу скажу, что мы не делали больших запасов пищи или туалетной бумаги», — рассказывает Дорош.

«Медики работали не покладая рук, волонтеры занимались постоянным обеспечением нуждающихся людей, простые граждане старались не нарушать правил, бизнес-структуры осуществляли благотворительные взносы, люди поддерживали друг друга и соседей (например, пели песни на балконах)», — вспоминает Дорош.

Он использовал время карантина продуктивно: «Период карантина оказался весьма полезным для меня, поскольку появилось время для самого себя. Я начал тщательно следить за своим питанием и сбросил почти 10 кг лишнего веса, ежедневно занимался спортом, закончил несколько курсов онлайн».

«Также за время карантина проявил свою социальную полезность. Работал временным волонтером в Красном Кресте Италии. Постоянно мониторил изменения законодательства, правил и ограничений и информировал об этом украинцев в Италии на своей официальной странице в ФБ», — рассказал украинский юрист из Неаполя.

Кроме того, Дорош занимался развитием своего бизнеса: «К сектору онлайн-услуг нашей компании начали обращаться из-за карантина даже те, кто всегда был сторонником очных встреч».

Действия итальянского правительства Дорош считает вполне оправданными, но немного запоздалыми: «Вводить такие ограничения, учитывая национальный менталитет, было вполне правильно, и это дало ожидаемые результаты, но, конечно, не так быстро, как хотелось».

Источник: korrespondent.net

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть