Украина – Польша: никакой идеологии, только деньги

Долгое время Польшу было принято именовать «адвокатом Украины в Европе». Действительно, Варшава являлась одним из главных лоббистов подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, либерализации визового режима, предоставления военно-технической помощи ВСУ, создания совместной армейской бригады, продления/ужесточения антироссийских санкций на международной арене.

Впрочем, после получения «безвиза» под украинской евроинтеграцией можно подводить жирную черту, а исповедуемая Киевом ультранационалистическая идеология негативно воспринимается польским обществом и правящей верхушкой – потому политика Варшавы в отношении Киева все больше рационализируется. Как говорится, «дружба дружбой, а табачок врозь».

На сегодняшний день задача Варшавы на украинском направлении – извлечь максимальную экономическую выгоду. Тревожный звонок прозвучал, когда в марте польские депутаты Европейского парламента в комитете по вопросам аграрной политики блокировали расширение квот на поставки украинской продукции. В итоге квоты все-таки расширили, но отнюдь в том объеме, на который рассчитывал Киев.

В принципе, если рассмотреть детальнее, то именно Польша может стать, чуть ли не главным бенефициаром проводимой киевскими властями экономической политики и продолжения конфликта на Донбассе (непосредственно влияющего на экономического ситуацию в стране). В принципе, польский политолог Якуб Корейба в эфире российского ТВ прямо заявил: «С точки зрения Польши, конфликт, который сталкивает между собой две очень опасные для нас силы – российский экспансионизм и украинский национализм – причем, в 2000 км от наших границ, Польше очень выгоден. Поэтому мы смотрим на это, с одной стороны, с человеческой точки зрения, а с другой – с политической точки зрения». Политика, как известно, – лишь концентрированное выражение экономики, потому необходимо детальнее рассмотреть извлекаемые Польшей экономические выгоды.

О том, что экспорт рабочей силы станет одним из основных источников доходов Украины – сказано уже предостаточно. Равно как и о том, что Польша превращается в основного реципиента украинских «заробитчан»: только за 2016 год Варшава выдала украинцам 120 тысяч постоянных разрешений на работу и более 1,3 млн временных. Дешевая непритязательная рабочая сила из Украины, которая способна ассимилироваться меньше чем за поколение, замещающая эмигрировавших в Западную и Северную Европу поляков, – один из факторов, благодаря которому Польша рассчитывает на экономический рост в ближайшие годы: так, по данным Польского союза предпринимателей и работодателей, Польше для роста ВВП необходимо дополнительно 5 млн человек в течение следующих 20 лет. Кроме того, мотивируя наплывом украинских мигрантов, польские власти категорически отказываются размещать на своей территории ближневосточных беженцев, чья социализация в польском обществе представляется более чем проблематичной задачей.

Вступление в силу экономической части Соглашения об ассоциации Украина-Евросоюз с 1 января 2016 года означало демонтаж значительной части таможенных барьеров, защищавших украинский рынок. Воспользовалась этим и Польша, нарастив свой товарный экспорт за 2016 на 15,9%, в то время, как суммарный импорт Украины вырос лишь на 4,6%.

Перспективное направление экспансии польского капитала в украинскую экономику – энергетика.

Во-первых, это увеличение поставок из Польши угля газовой группы (тут и об «оптимизации» шахт Львовско-Волынского каменноугольного бассейна необходимо вспомнить), на которую постепенно переводят блоки ТЭС, входящие в структуру «ДТЭК» и «Центрэнерго». Отметим, что «ДТЭК» Ахметова осенью 2016 уже импортировала уголь из Польши в объеме 100 тысяч тонн.

Во-вторых, это поставки газа с СПГ-терминала в Свиноустье, куда планируется завозить топливо из США (что обсуждалось на саммите «Трех морей» в Варшаве с участием Трампа). Тем более, украинские власти уже выразили готовность покупать американский газ и готовы платить за него втридорога в рамках «энергетической независимости от России». К 2020 году планируется построить газовый интерконнектор Польша-Украина, чья пропускная способность должна составить 5 млрд кубометров, что примерно совпадает с мощностью СПГ-терминала.

Помимо этого, НЭК «Укрэнерго» недавно подписала договор об интеграции энергосистемы Украины в энергосистему континентальной Европы (ENTSO-E). Как утверждает энергетический эксперт Юрий Корольчук, в результате подобной интеграции украинские операторы перестанут зарабатывать на экспорте электроэнергии. Для справки: в 2016 году Украина экспортировала в Польшу 957,4 млн кВт/час электрической энергии.

Постепенно Польша перебирает на себя транзитные потоки, которые ранее шли из РФ через Украину. Варшава, равно как и Минск, могут быть благодарны «активистам», которые в начале 2016 года устроили блокаду российских грузовиков, маршруты движения которых затем были скорректированы. В скором времени львиная доля железнодорожного трансевразийского транзита, который мог идти через Украину и приносить ежегодно стране миллиарды долларов, также будет перенаправлена через Белоруссию и Польшу – дело не только в «блокировщиках», грозящих полностью прекратить железнодорожное сообщение с РФ. Как же не вспомнить, что «Укрзализныцей» руководит польский рокер Войцех Бальчун, при котором железнодорожный монополист продолжает деградировать, а заодно и готовится к приватизации по завершению процедуры корпоративизации. Притом вовсе не удивит, если «УЗ» перейдет в руки какого-нибудь польского инвестиционного фонда.

В общем, в мире капитализма сантиментов нет. Думается, теперь будет более понятно, почему Польша так активно продвигала евроинтеграционные инициативы киевских властей.