Аналитика

«Точно так же у Зеленского можно отнять «Квартал 95». Юристы об отключении трех телеканалов. Опрос «Страны»

Вчера ночью президент Владимир Зеленский подписал указ, которым ввел санкции против нардепа Тараса Козака и его активов — телеканалов NewsOne, Zik и «112». Почти сразу же все три телеканала, которые занимали лидирующие позиции в информационном вещании, отключили из эфира, фактически заблокировав их работу.

Впрочем, NewsOne, Zik и «112» продолжают вещать на платформе YouTube, а руководство телеканалов уже заявило, что будет обжаловать санкции в украинских и международных судах.

Loading...

А пока вокруг этой беспрецедентной ситуации разгорается скандал, мы опросили известных украинских юристов — законно ли вообще блокировать телеканалы без суда и следствия и какие это будет иметь последствия для правового поля Украины.

Андрей Портнов о блокировке трех телеканалов и санкциях против Тараса Козака

Андрей Портнов: «Любого человека могут лишить бизнеса по такой же схеме»

По мнению юриста Андрея Портнова, случай «трех телеканалов» создает опасный прецедент в Украине. Он означает, что по такой же схеме, без суда и следствия, любого украинского гражданина можно лишить бизнеса из-за его неугодной политической позиции.

«Санкции введены незаконно. Это противоречит Конституции Украины и Закону «О санкциях». Против украинских граждан и украинских компаний запрещено вводить санкции. То есть, санкции против Тараса Козака и его каналов — это расправа. Причем расправа внесудебная.

Слово «санкции» в Украине уже стало нарицательным.

Что является особенно опасным — у власти получилось ограничить бизнес, гражданско-правовые сделки и финансовый оборот без решения суда. Напомню, что международные стандарты и украинские законы требуют, чтобы ключевые решения, связанные с собственностью, проходили через судебный контроль. Чтобы кого-то лишить собственности, нужен состязательный открытый судебный процесс, где должны быть обеспечены базовые права — право на защиту, право быть осведомленным о причине ограничений, подозрений, обвинений.

Блокирование телеканалов — это сигнал для всех: если у политических оппонентов власти есть бизнес, эти люди должны понимать, что в недрах власти может родиться решение отомстить за политическую позицию и лишить их бизнеса по такой же схеме. Объясняя это чем угодно.

Доказательства больше не нужны. Даже не нужно информировать, в чем смысл обвинений. Нужна только яркая пропаганда, поддержка пропагандистских лидеров общественного мнения и созданных на украденные у государства денег телеканалов — «Прямой», «Пятый». Кстати, телеканал «Прямой» лучше подходит под Закон «О санкциях». Сделка по нему была совершена на Кипре офшорными деньгами, доказательством чего являются 32 млн евро, арестованные в люксембургском банке, принадлежащих формальному собственнику канала Макеенко. Это демонстрация двойных стандартов. Расправа над одними и коллаборация с другими.

Правящую власть эта история переместит в электоральное поле Порошенко — националистов. И отвернет от президента его основную аудиторию, которая голосовала за него на выборах — жителей Юга-Востока. То есть, ту аудиторию, которая пересекается со зрителями запрещенных телеканалов.

Верховный Суд — это будет суд первой инстанции, так как решение введено указом президента. Там журналисты смогут уже в состязательном судебном процессе потребовать показать основания для этих противоправных решений. Верховный Суд примет решение, которое он посчитает законным — но только не на основании директивы, подковерно спущенной от правителей. А значит, потом открывается путь к апелляционному обжалованию и к Европейскому суду.

Но главное. В цифровом веке журналисты найдут способ восполнить этот телевизионный пробел и все равно продолжат доносить свое мнение через альтернативные источники».

Евгений Солодко про санкции Козака и блокировке трех телеканалов

Евгений Солодко: «Если кому-то в СНБО что-то показалось — креститься надо»

По мнению адвоката Евгения Солодко, если у СНБО на самом деле есть доказательства того, что Козак замешан в финансировании терроризма, за введением санкций должно последовать уголовное дело. Если же Козаку не будет вручено подозрение, то вся история с санкциями — не более чем профанация и давление на свободу слова.

«В лучших украинских традициях заблокировать бизнес любого гражданина можно за три секунды, и как правило это делается с помощью возбуждения уголовных дел. Просто приезжают силовики с обысками, и бизнес от этого нахального вмешательства никак не застрахован.

В случае с Козаком ситуация другая — на него наложили санкции. Причем, как я понимаю, обоснование для этого — финансирование терроризма. А это статья уголовная.

Если у СНБО есть улики против Козака, тогда после введения санкций следующий этап — привлечение к уголовной ответственности. Вручение подозрения и расследование. Тогда это будет как минимум логично. Если же ввели санкции на основании борьбы с терроризмом и не будет дальнейшего вручения подозрения — тогда это просто профанация. В таком случае можно смело говорить о наступлении на свободу слова.

Если окажется, что санкции были введены без достаточной доказательной базы, это решение должно быть отменено либо в судебном порядке, либо соответствующим указом.

Если доказательства есть — тогда это один вопрос. А если же кому-то в СНБО что-то просто показалось — тогда креститься надо. И надо понимать, чья талантливая рука подсунула президенту этот указ на подпись. Сомневаюсь, что сам Зеленский лично глубоко разбирался в этом вопросе.

Предполагаю, что в Европейском суде по правам человека можно будет добиться значительных компенсаций от украинской власти за такое решение. Европейская Конвенция по правам человека прямо говорит о свободе слова, и Европейский суд очень нервно относится к любым попыткам ограничить свободу слова. Так что в ЕСПЧ вполне можно обратиться и получить многомиллионные компенсации».

Евгений Солодко про санкции Козака и блокировке трех телеканалов

Ростислав Кравец: «Это основание для импичмента».

По мнению адвоката Ростислава Кравца, введение санкций противоречит украинскому законодательству и является политически мотивированным. Причем юрист полагает, что это решение было принято под давлением внешнего управления.

«Законодательством Украины не предусмотрена возможность введения санкций против украинских юридических и физических лиц. Когда президент поздно ночью принимает решение о введении санкций, можно сделать вывод, что из-за разницы во времени с одной из стран просто ждали конкретной команды оттуда. В другой стране как раз около 11 вечера начинается рабочий день. Эта ситуация — яркий пример внешнего управления страной. Я убежден, что введение санкций было инициировано под давлением извне.

Зеленский и члены СНБО, которые поддержали это решение, сознательно нарушили Конституцию, законы Украины и презумпцию невиновности.

Фактически получается, что все руководство страны не разбирается в юриспруденции. Это опять-таки возвращает нас к выводу о том, что решение о санкциях было не юридическим, а политическим. И ничего общего не имеет с национальной безопасностью, защитой украинского информационного пространства от российской пропаганды. За этим вообще должна следить и реагировать СБУ — но никак не вводить санкции. Украинские телеканалы без суда вообще нельзя блокировать. А так получается, что если власти что-то не нравится, просто вводятся санкции и бизнес в один момент отключается.

Если это так легко сделать, я удивляюсь, почему до сих пор не введены санкции против корпорации «Рошен», которая платила сотни миллионы налогов в российский бюджет. Если Порошенко говорил, что отношения к Липецкой фабрике не имеет, управляет через слепой траст, почему бы не ввести санкции против Ротшильдов?

Последствия незаконного введения санкций против Козака и его телеканалов будут крайне неприятными для власти.

Собственник телеканалов будет обращаться в Верховный Суд для оспаривания указа президента, и вероятнее всего, обратится в международные суды. Самое неприятное, что все понимают — президент действовал незаконно, необоснованно, а платить за исполнение таких приказов наших иностранных «друзей» придется украинским налогоплательщикам. Это решение скорее всего будет признано незаконным, а значит, будут назначены компенсации, которые Козаку обязан будет выплатить украинский бюджет.

И конечно, это основание для импичмента — Зеленский действовал в обход украинского законодательства и Конституции, к тому же в интересах иностранного государства, а не Украины.

Зеленский создал опасный прецедент для всей страны. Всем украинским олигархам — Фирташу, Коломойскому, Ахметову, — стоит задуматься. Если президент уже один раз позволил себе такие незаконные действия, и его поддержали силовые структуры, что помешает ему в следующий раз ввести санкции, например, против Ахметова и вернуть все облэнерго в государственную собственность? Если сейчас Зеленскому сойдет это с рук, я не исключаю, что любой следующий президент сможет поступать точно так же. И даже ввести санкции против самого Зеленского и отнять у него, например, «Квартал 95»».

Елена Лукаш про санкции Козака и телеканалы

Елена Лукаш: «Можно точно так же заблокировать любое юридическое лицо»

Экс-министр юстиции Елена Лукаш считает, что по аналогии с блокировкой трех СМИ решением СНБО может быть заблокирована абсолютно любая украинская компания.

«Можно точно так же заблокировать любое юридическое лицо, бизнес это или компания, оказывающая любые услуги, возможно даже благотворительные, совершенно любое юрлицо.

Есть судебные и политические меры, которые сейчас могут предпринять заблокированные каналы. Можно апеллировать к ПАСЕ, управлению комиссара ООН по правам человека, к «Репортерам без границ». В то же время пока не будут пройдены все стадии обжалования в Украине, нельзя апеллировать к ЕСПЧ. Нужно сначала судиться здесь», — отметила она.

Артем Захаров про санкции и блокирование трех телеканалов

Артем Захаров: «Дело в Верховном суде должно быть рассмотрено за полгода»

Адвокат Артем Захаров рассказал о сроках, за которые может быть рассмотрен иск каналов против указа президента в Верховном суде (напомним, указы президента оспариваются в Верховном суде).

«Законом предусмотрены совершенно четкие сроки. 5 дней на открытие производства. 2 месяца на подготовительное производство, может быть до 3 месяцев по ходатайству сторон, и 1 месяц на рассмотрение дела по сути. И еще есть 2 месяца промежуточных, за которые должно быть назначено непосредственно судебное заседание. В общей сложности — это максимально полгода, за которые должно быть рассмотрено дело. Но по практике, которая существует у нас в Украине, оно может рассматриваться и 3, и 4, и 5 и более лет. Установленные законом сроки очень часто не соблюдаются, к сожалению», — рассказал адвокат.

Via
Галина Студенникова, Анастасия Товт
Источник
strana.ua

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть