АналитикаГлавное

Танцы с кредиторами. Как МВФ превращает Украину в «тарифное гетто»

После месяца переговоров и консультаций онлайн-миссия Международного валютного фонда в Украине свернула свою работу и поставила на паузу переговорный процесс о дальнейшем выделении кредитных средств. Официальный Киев в очередной раз не дождался положительного решения Фонда относительно предоставления давно обещанных траншей. Вместо денег Фонд предъявил новый перечень претензий и требований.

Насколько критичен вопрос получения кредитов для бюджетной и финансовой стабильности Украины и чего кредиторы хотят взамен макрофинансовой помощи, —  разбираются Vesti.ua.

Loading...

Пятизначный ультиматум от кредиторов  

О завершении работы миссии Фонда и ее результатах 13 февраля заявил постоянный представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман.

Он озвучил пять ключевых вопросов, которые остаются неразрешенными и стоят на пути разблокирования дальнейшего сотрудничества Фонда с Украиной.

Вопрос №1. «Меры в секторе энергетики»

Кредиторы остались крайне недовольны решением правительства по установлению ценового порога стоимости природного газа для населения. Этим решением Кабмин де-факто отменил рыночные механизмы работы и приостановил реформирование рынка газа. МВФ заявил о желании получить гарантии, что в дальнейшем рынок газа будет огражден от ручного регулирования правительством и административного вмешательства государства в вопросы формирования стоимости энергоносителей.

Вопрос №2. «План уменьшения дефицита бюджета в среднесрочной перспективе»

Уже в текущем году Фонд требует пересмотреть параметры дефицита бюджета, который в ближайшей перспективе должен вернуться в пределы «стандартных» 2% ВВП. Также кредиторы хотят чтобы Министерство финансов предоставило план устойчивых источников бюджетных доходов в 2022 году, и в дальнейшем четко ограничивало использование инструмента государственных гарантий (в пределах 5 млрд гривен). Кроме того, Фонд ожидает получить результаты полного аудита использования средств «антикоронавирусного фонда».

Вопрос №3. «Усиления управления Национальным банком»

Кредиторы крайне «обеспокоены» гарантиями сохранения независимости Нацбанка ввиду неоднократно возникавших конфликтов между членами правления и Советом НБУ. МВФ требует принятия законодательных предохранителей от попыток дискредитации топ-менеджмента Нацбанка.

Вопрос №4. «Улучшение основ банковского надзора и финансовое оздоровление»

В данном вопросе кредиторов волнуют два конкретных пункта. Первый – уменьшение долговых обязательств Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) перед Минфином и повышение суммы максимальных гарантий ФГВФЛ с 200 тыс. до 400-800 тыс. гривен. Второй – вхождение «Ощадбанка» в ФГВФЛ, это разблокирует процесс вхождения Европейского банка реконструкции и развития в число акционеров госбанка.

Вопрос №5. «Восстановление и усиление антикоррупционной инфраструктуры и системы судопроизводства»

МВФ требует от Украины провести давно намеченную судебную реформу, а также обеспечить независимость и устойчивость функционирования антикорупционных органов (НАПК, НАБУ, САП и т.д.), а также ликвидировать последствия «отката» антикоррупционной реформы (кейс Конституционного суда).

Размер «кредитного кошелька» и критичность траншезависемости

Сворачивание работы миссии МВФ в Офисе президента прокомментировали весьма сдержано. По словам советника руководителя ОП Тимофея Милованова, отсутствие видимых результатов в переговорах с кредиторами на данном этапе не сулит серьезных проблем и экономических осложнений.

«Существенных рисков нет. Ситуация абсолютно под контролем. И финансовая — макроэкономическая стабильность поддерживается, системных рисков нет, ситуация с бюджетом нормальная. Украинская сторона работает, прежде всего, в интересах государства и делает все возможное для достижения договоренностей с МВФ«, — заявил Милованов.

Менее оптимистичным в оценках результатов переговоров с кредиторами был глава парламентского комитета по вопросам налоговой политики Даниил Гетманцев.

«Это отрицательный результат. Но мы должны понимать, что сотрудничество с любым международным партнером возможно тогда, когда это соответствует интересам как международных партнеров, так и Украины. Мы должны в этих переговорах найти правильный баланс, чтобы не перейти красные линии ни нашего суверенитета, ни интересов украинцев. Учитывая указанное, стороны признали, что потребуются дополнительные консультации«, — отметил Гетманцев.

Глава налогового комитета Верховной Рады также подчеркнул, что «пройти 2021 год без очередного транша МВФ будет намного труднее, но это ни в коем случае не будет катастрофой«.

Согласно утвержденной в прошлом году кредитной программе stand-by размером в 5 млрд долларов, Украина получила только 2,1 млрд долларов. То есть продолжение сотрудничества с Фондом – это вопрос получения еще 2,9 млрд долларов. Однако к программе МВФ привязаны и другие кредитные соглашения и потоки.

В комментарии для Vesti.ua экономический эксперт Алексей Кущ отметил, что приостановка сотрудничества с МВФ может частично заблокировать получение Украиной нескольких миллиардов долларов по кредитным программам от ЕБРР и Мирового банка, которые традиционно действуют в «связке» с Фондом.

На пресловутый показатель инвестиционной привлекательности, о котором так много говорит власть, это повлияет только в отрицательном ключе.

«То, что сотрудничество с МВФ является позитивным сигналом для инвесторов – это часто повторяемый миф и пошлая глупость. Если страна работает с Фондом, то для нормальных инвесторов — это как «колокольчик прокаженного» – сигнал, что страна инфицирована кризисом и от нее нужно держаться в стороне. В прошлом году, на фоне кризиса и пандемии, показатель притока инвестиций по странам мира в среднем снизился на 20%, а в Украине он рухнул в 20 раз, до абсолютно мизерного уровня в 200 млн долларов. Как показывает статистика, пики поступления прямых иностранных инвестиций в украинскую экономику приходятся именно на те периоды, когда Украина не сотрудничала с МВФ«, — говорит эксперт.

Нахождение Украины в крепких объятиях Фонда позитивно воспринимает скорее спекулятивный капитал, который стремиться получить сверхприбыль на скупке украинских ценных бумаг (ОВГЗ). По словам Алексея Куща, если прошлом году нерезиденты бежали с рынка ОВГЗ, уменьшив свой портфель со 125 до 75 млрд гривен, то с начала 2021 года спекулянты достаточно резко нарастили портфель, объем которого уже превышает 100 млрд гривен.

«Для спекулятивного капитала факт сотрудничества с МВФ сигнализирует, что страна-реципиент гарантировано будет отдавать долги до последнего жителя«, — заключает экономист.

Неполучение оставшихся траншей от МВФ, даже с учетом того, что они пойдут на покрытие дефицита бюджета, а не в золотовалютные резервы НБУ  для экономики Украины не является критичным.

«Получение дополнительных 3 млрд долларов МВФ в текущем году (грубо говоря, 80 млрд гривен, или менее 6-7 млрд гривен в месяц) – это финансовая инъекция, которая абсолютно не спасет нашу экономику и не позволит справиться с последствиями кризиса. А вот условия, под которые эти средства дают, принесут куда больше негативных экономических последствий», — считает Алексей Кущ. 

По словам эксперта, получение средств от МВФ критично важно некоторым финансово-промышленным группам, контролирующим власть в Украине. «80 млрд гривен – это та сумма, которой они могли бы летом пополнить очередной «антикоронавирусный фонд» и быстро, в течение 3-4 месяцев, перераспределить на свои карманные проекты«, — заключает экономический эксперт.

Цена «проблемных вопросов»  

Сопоставление цены выполнения условий и практической значимости кредитных подачек, с экономической точки зрения, пожалуй, является ключевым вопросом.

Требование относительно проведения судебной реформы и антикоррупционной инфраструктуры, де-факто позволяет Западу установить контроль над судебной ветвью власти в Украине и осуществлять «дрессировку украинского истеблишмента» с помощью управляемых антикоррупционных органов. Это пункт из списка кредиторских требований, обобщенно можно назвать единственным политическим требованием. Остальные же четыре вопроса четко направлены на спектр экономической политики государства.

Например, вопрос о банковском надзоре напрямую касается продолжения процесса приватизации государственных банков. Вопрос усиления управляемости Национального банка – это степень зависимости и НБУ от внешнего влияния, и «пульт управления» ключевыми параметрами монетарной политики Украины и использования эмиссионного инструментария.

Вопрос о регулировании бюджетного дефицита и ограничении использования государственных гарантий – это контроль экономических векторов развития и любых среднесрочных планов-программ по развитию.

По мнению Алексея Куща, только проведение независимой эмиссионной и бюджетной политики может создать условия для восстановительного роста экономики.

«По большому счету, чтобы преодолеть последствия кризиса, нам можно было бы спокойно увеличивать дефицит бюджета до 10%, что эквивалентно 400 млрд гривен. Увеличение бюджетных расходов формирует рост доходов экономических субъектов (госзакупки) и домохозяйств (социальные выплаты) – это простое и понятное правило. 400 млрд гривен в год – это 30-40 млрд эмиссионных средств в месяц, которые при взвешенном подходе экономика способна спокойно абсорбировать, без серьезных негативных последствий для инфляции и курса. Направление такого объема средств в реальный сектор является вполне достаточным драйвером для запуска устойчивого экономического роста. И это без всяких обязательств перед внешними игроками«, — отметил эксперт.

Но, пожалуй, наиболее знаковым и циничным является вопрос о «мерах в сфере энергетики» относительно повышения цены на газ для населения и «невмешательства государства в ценообразование». Де-факто, кредиторы требуют установление «справедливого рынка», абсолютно игнорируя то, что под функционирование этого рынка нет платежеспособного спроса, в виде достаточного уровня располагаемого дохода у граждан Украины. Хотите кредиты – устанавливайте ценовой режим «тарифного гетто» для населения.

«Гарвардские мальчики» говорят, что Украина не должна сворачивать с пути реформ и ограничивать рыночное ценообразование на газ. Украинцы должны платить цену и по 8, и по 10 тыс. гривен за тысячу кубов газа. Потому что «гарвардским мальчикам» все равно, они живут не в Украине, и очередная волна тарифной шоковой терапии за Атлантическим океаном представляется не столь уж драматическим событием«, — констатирует эксперт.

Источник
vesti.ua

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть