Аналитика

«Срезаем пенсии и зарплаты на треть». Почему власть заговорила о социальном коллапсе без «формулы Штайнмайера»

Глава МИД Украины Вадим Пристайко заявил о еще одном «плане Б» по Донбассу. Это — наращивание военных расходов и, по сути, продолжение войны.

Министр предрекает, что в случае провала «Минска» придется порезать зарплаты и пенсии, максимально сократив социальные расходы ради обороны.

Loading...

Альтернатива затягиванию поясов — формула Штайнмайера, говорит Пристайко, полемизируя с националистами, которые своими протестами сорвали разведение войск на Донбассе.

То есть у Зеленского уже начали пугать население социальным коллапсом. Это явная попытка противодействовать пропаганде противников мира на Донбассе, которые со своей стороны стращают украинцев тем, что «завтра россияне будут в Киеве».

Украинцы тратят на оборону сейчас довольно много денег — судя по той доле, которую силовики получают в бюджете. Очевидно, что дальнейшее увеличение этих расходов невозможно без роста экономики — или же, как говорил Пристайко, масштабного урезания социалки.

Однако это поставит крест на рейтинге Зеленского и сделает его уход вопросом ближайшего времени. Поэтому таким курсом у Зе вряд ли пойдут. При этом очевидно, что отказ от мира и продолжение войны так или иначе ударит по карману жителей Украины. И в этом Пристайко прав.

«Страна» разбиралась, в чем суть заявления министра и сколько мы могли бы получить, если бы закончилась война.

«Треть пенсий и зарплат». О чем новый «план Пристайко»

Украинцы должны быть готовы поступиться третью своих пенсий и зарплат, чтобы Украина могла противостоять России на Донбассе.

Об этом заявил глава МИД Украины Вадим Пристайко на пресс-конференции в Брюсселе. Он заявил, что если «формулы» не будет, Украина должна быть готова срезать треть социальных расходов.

«Эта «формула Штайнмайера» была придумана и согласована правительствами, и она отличается от того, на что Украина соглашалась ранее. Это болезненный компромисс, и мы знаем, почем сказанное каждое слово против этого. Но вместе с этим мы надеемся, что можно пойти по этому пути, не заходя уже так далеко, чтобы это помешало нашему суверенитету и территориальной целостности больше, чем оно уже есть», – сказал Пристайко.

Он подчеркнул: для того чтобы Украину не обвинили в срыве этих договоренностей, надо «просто быть честными перед собой и перед своим народом».

«Если мы о чем-то договариваемся, то, насколько бы болезненными ни были эти решения, мы должны их выполнить, потому что это путь к миру, которого мы можем достичь в будущем. Если для народа это приемлемая цена – мы это делаем. Если нет – мы должны знать об этом. Я уже говорил нашим депутатам – если они серьезно к этому относятся, тогда мы забираем треть бюджета из пенсий, зарплат, медицинского страхования, переводим это в мобилизацию и в нашу армию и стараемся защитить себя без мирного процесса. Эти опции все – перед украинским народом. Но правительство должно выбрать и предложить то, что является наиболее целесообразным», – сказал министр иностранных дел Украины.

К заявлению министра, конечно, есть вопросы.

Например, почему он считает, что придется так увеличивать расходы на оборону? У нас планируется война с Россией после срыва урегулирования? Что на это указывает?

Если нет, то очевидно, что нынешнего уровня расходов должно хватить. Как их хватало в предыдущие годы, чтобы поддерживать вялотекущий конфликт.

И как это нагнетание военных расходов соотносится с заявлениями того же Зеленского, что в России войны не хотят, там от нее устали и так далее?

Ну и наконец — почему срезать надо именно социалку, а не, скажем, доходы олигархов? И как быть с «кипрским сценарием», который буквально на днях предлагал тот же министр? По этому варианту война вообще заканчивается, потому что на линию фронта заходят миротворцы.

Это говорит о том, что заявление министра не подкреплено никаким реальным содержанием и расчетами, а сказано с чисто психологической целью — обрисовать населению ужасы отказа от формулы Штайнмайера. И сбить волну протестов националистов против разведения войск на Донбассе.

Последствия, если отказаться от Минска, и правда будут. Правда не в стиле «Путин нападет и мы все умрем». Более реальные итоги отказа от Минска — это продолжение деградации Украины примерно теми же темпами, что и раньше. Без всякого военного нападения. И одновременно — постепенная оттепель в отношениях Запада и России, которая уже начинается. Потому что Москва сможет указать на Украину как на виновницу срыва мирного процесса.

При этом Пристайко мог бы обрисовать куда более реальные перспективы: сколько денег нам сэкономит остановка войны, если формула Штайнмайера будет реализована и Минские соглашения — выполнены?

Это довольно просто посчитать. Однако власть, как мы это видим по проекту бюджета на 2020 года, закладывает лишь увеличение военных расходов. А от вопросов снижения тех же коммунальных тарифов или увеличения субсидий просто уходит.

Попробуем прикинуть, сколько бы нам сэкономила остановка войны.

Сколько социалки срезала нам война?

Военный бюджет Украины с 2013 года вырос более чем в пять раз — с 19 до 100 миллиардов гривень в 2019 году (и в будущем году они возрастут еще на 35 миллардов).

Причем рост шел даже в долларовом эквиваленте — гривна за это время упала «всего лишь» втрое.

Еще сильнее — в восемь раз — выросли расходы на Нацгвардию: с полутора до 12 миллиардов гривен, если сравнивать с бюджетом-2019.

Бюджет СБУ, которая плотно работает на Донбассе, вырос в семь раз, Госпогранслужбы — вчетверо.

При этом прожиточный минимум и минимальная пенсия за этот же период выросли… в полтора раза. То есть вдвое медленнее, чем обесценивалась гривна.

Если все «военные» статьи бюджета-2019 перевести в режим мирного времени (то есть к коэффициенту 2,6, как у остальных статей расходов), то экономия составит почти 74 миллиарда гривен.

Для сравнения — на субсидии в этом году заложили 55 миллиардов (в следующем намерены снизить эту сумму до 47 млрд). Также это почти весь бюджет на здравоохранение, который в этом году — 92 миллиарда.

Если же распределить эти деньги между, скажем, учителями, то они могли бы получить прибавку к зарплате по 14 000 в месяц.

Ну, и конечно, остановка войны даст не только перераспределение бюджетных средств. Но и прямое пополнение государственной казны.

Во-первых, за счет инвестиций в страну, которые с 2013 года упали с 4 миллиардов долларов до 2,4 млрд в 2018 году.

Во-вторых — за счет восстановления производственных цепочек в случае реинтеграции Донбасса. Вернув для начала дешевый донбасский уголь для украинских ТЭС. Что свернет лишнюю статью бюджетных переплат.

Ну, и в-третьих, если удастся договориться с Россией, Украина сможет вернуть себе часть экспорта в страны СНГ, который обвалился после введения санкций. А это поступления в тот же бюджет.

Детальную калькуляцию, сколько бы Украина могла потратить на социалку и инфраструктурные проекты, мы приводиле в блоге «Ясно.Понятно» Олеси Медведевой.

В тоже время, как видим, по проекту бюджета-2020, который уже проголосован в первом чтении, расходы на национальную безопасность и оборону составляют 245,8 млрд грн, что на 33,8 млрд грн больше, чем в 2019 году.

И это именно те деньги, которые могли бы пойти на повышение зарплат врачам, учителям, пенсий. А также на инфраструктурные проекты.

Но они идут на войну. Поэтому будущее, о котором говорит Пристайко с урезанием зарплат и пенсий на треть, уже наступило.

Наступило в том смысле, что продолжение войны и увеличение расходов бюджета на нее как раз и крадет у бюджетников и пенсионеров минимум треть их доходов. И продолжит красть и дальше, если не остановить войну.

Источник
strana.ua

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть