Семен Семенченко: “К аресту украинцев в Грузии могут быть причастны Порошенко или Аваков”

В последних числах ноября в столице Грузии Тбилиси были задержаны шестеро бывших волонтеров и бойцов батальона “Донбасс”. В том числе, граждане Украины Мелия Роланд, Дмитрий Курагин, Игорь Орленко, Юрий Коростылев, Александр Новиков, Сергей Кладько и гражданин Грузии Лука Чхетия.

По версии грузинских властей, экс-добровольцы прибыли в Тбилиси, чтобы принять участие в протестах оппозиции против новоизбранного президента Грузии Саломе Зурабишвили в поддержку проигравшего кандидата от партии экс-президента Грузии Михаила Саакашвили “Единое национальное движение” Григола Вашадзе (подробнее о поствыборных раскладах в Грузии можно прочитать здесь и здесь).

Сейчас, по решению суда, украинцы и один грузин находятся под арестом. Их содержат в той же тюрьме, где отбывают наказание экс-премьер Грузии Вано Мирабишвили и бывший глава избирательного штаба Нацдвижения, экс-мер Тбилиси Гиги Угулава.

Правоохранительные органы Грузии возбудили уголовное дело по частям 3 и 6 статьи 236 УК Грузии – незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств группой лиц. Ведется следствие.

Журналист “Страны” встретился в Тбилиси с народным депутатом и экс-комбатом батальона “Донбасс” Семеном Семенченко. Он утверждает, что случившееся с его боевыми товарищами – совместная провокация украинских и грузинских властей. А также настаивает на том, что его друзья не принимали участия в митингах оппозиции в Грузии. Мол, оружие им просто подбросили.

Встреча с нардепом происходила в ресторане Benya 18-21. Он назван не в честь известного прозвища украинского олигарха Игры Коломойского, а в память о мэре Тбилиси 1918-1921 годов (когда Грузия на короткий период получила независимость) Бениа Чхиквишвили.

Хозяин ресторана Леван Григолиа горячий сторонник экс-президента Михаила Саакашвили и его партии. Поэтому и публика здесь собирается соответствующая.

Тема номер один – это итоги выборов, которые соратники Михо считают полностью сфальсифиированными властями.

“Власть на полную катушку использовала админресурс и подкуп избирателей. Еще и связалась с ворами в законе, которые прислали сюда криминалитет. Многие члены нашей партии были избиты”, – возмущается один из завсегдателей заведения – экс-глава Антикоррупционного департамента прокуратуры Тбилиси Вахтанг Иванишвили.

После поражения своего кандидата на выборах “националы” организовали на центральном проспекте Руставели многотысячный митинг протеста. Перед собравшимися с огромного экрана выступил Михаил Саакашвили и призвал к сопротивлению. Но на этом почти все и закончилось. Всенародной поддержки акции протеста оппозиции не получили.

К экс-президенту Грузии в стране действительно очень неоднозначное отношение.

“В Грузии тяжелая экономическая ситуация и властью недовольны, – говорят многие обычные жители Тбилиси. – Но далеко не все не хотят возвращения Михаила Саакашвили. Боятся, что тогда вновь начнется война с Россией. А мы устали от войны: сначала Абхазия, потом Южная Осетия. Грузины хотят мира. Сейчас к нам приезжают туристы из России и это очень хорошо: они арендуют у нас жилье, ходят в наши кафе, покупают нашу национальную одежду и вино”.

Впрочем, в ресторане Benya 18-21 о том, что существует противоположный взгляд на ситуацию лучше не вспоминать.

– Знаете, у нас тут все бывшие, все патриоты и все противники режима Бидзины Иванишвили! – говорит хозяин заведения.

– А митинги и акции протеста “Единое национальное движение” еще будет организовывать?

– Мы пока еще не готовы ответить на этот вопрос, – отвечает Вахтанг Иванишвили. – Сейчас у нас меняется исполком партии. К слову в него войдет хорошо известная в Украине Хатия Деконоидзе. Она вернулась к активной политической деятельности.

Как раз в момент этого разговора в ресторане и появляется Семен Семенченко.

– Снял квартиру на пятом этаже старого дома около Филармонии, а потом выяснилось, что на третьем этаже живет хозяин этого ресторана. А на первом этаже расположен сам ресторан. Леван тут же пригласил меня к себе выпить кофе. Теперь, я захожу к нему в Benya 18-21 едва ли не каждый день.

– Семен, когда и зачем вы приехали в Грузию? В Украине ходили слухи, что местная полиция задержала вас вместе с вашими соратниками. 

– Это все ложь. Я приехал в Тбилиси 28-го ноября по приглашению Центральной избирательной комиссии Грузии в качестве наблюдателя на президентские выборы. Есть официальный документ ЦИК Грузии, там под номером 17 стоит моя фамилия. Кроме меня, наблюдателями здесь были и другие украинские народные депутаты. В том числе Чумак. Если не ошибаюсь, Деревянко и экс-нардеп Фирсов. А также несколько человек от Народного фронта. В целом, около семи нардепов.

– А боевых товарищей вы зачем с собой в Грузию взяли?

– Вместе со мной приехали бывшие волонтеры батальона “Донбасс” Александр Новиков и Мелия Роланд. Остальные парни “подтянулись” позже. Если вы помните во время прошлогодней антикоррупционной акции ветеранской организации батальона “Донбасс” под Верховной Радой (она проходила в рамках Михомайдана. – Прим.Ред.) некоторых наших боевых товарищей (например, грузина Вано Надирадзе) депортировали на родину. А другие наши грузинские побратимы (они воевали с нами в АТО) вернулись в Грузию к своим семьям. Естественно, мы хотели с ними повидаться. А что такое грузинское гостеприимство? В каждой семье нас обязательно усаживали за богато накрытый стол! У нас просто не было времени участвовать в каких-либо митингах. Мы ни разу не ходили на протестные акции оппозиции. К слову, Мелия Роланд – этнический грузин. Он прилетел, чтобы посетить могилу отца в Грузии. А Лука Чхетия очень хотел, чтобы мы все поехали к нему в гости в Зугдиди. К сожалению, я попал к нему домой уже после его задержания.

– А ночевали вы тоже у своих побратимов?

– Нет, мы с супругой (она прилетела уже после выборов) в одной гостинице, а ребята – в другой.

– Тогда на основании чего грузинские власти подозревают ваших побратимов в участии в митинге оппозиции?

– Ребятам подбросили оружие в гостиницу. Несколько ржавых пистолетов, патроны без автомата и гранаты. Пистолеты – в вещи, гранаты – под подушку. Вы же понимаете, что в их гостиничные номера мог зайти кто угодно. Ключи от номеров есть у портье, у горничных. К слову, у нас есть информация, что слежка за ребятами шла с момента, когда они пересекли границу Грузии.

– В каких условиях содержат парней? Их били при задержании? Пускают ли к ним родственников?

– Нет, не били. Родню не пускают, это запрещено законами Грузии. Один из парней находится в камере вместе с гражданином Грузии. Остальные в одиночках. Арестованы они пока по решению суда на полтора месяца. В середине января должно быть второе судебное заседание по избранию меры пресечения. Следствие идет. Адвокаты наших парней требуют проведения дактилоскопической экспертизы – отпечатков пальцев. Но следствие делать это не хочет. Поэтому адвокаты заказали независимую экспертизу.

Сейчас адвокаты собирают свидетельства людей, с которыми общались ребята. Они же все время ходили по семьям наших побратимов. И это доказывает тот факт, что их не было на митинге протеста оппозиции. Еще мы хотим что бы следователи заказали трафик мобильных телефонов ребят. Это тоже доказательство их невиновности. Недавно Министр внутренних дел Грузии выступал в парламенте и сказал, что задержали ребят потому, что у них была военная подготовка и у грузинских правоохранителей были подозрения, что они приехали с непонятными целями. Но попросил не называть их боевиками. Потому что доказательств этого нет. Я думаю, что парней выпустят. И по возможности стараюсь этот процесс ускорить.
 
– А какие у них бытовые условия в тюрьме?

– Мы им сделали местные карты, собрали и положили на них деньги, чтобы парни могли покупать себе еду и предметы первой необходимости в тюремном магазине. Передали книги на украинском и русском языках. Передаем еду и одежду. Час в день у них прогулка. Администрация тюрьмы к ним хорошо относится. Я сам беседовал с руководством тюрьмы, они говорят: нам неприятно, что так получилось. Они уважают украинских добровольцев понимают, что это бредовая версия: 7 человек приехали из Украины в 3-х миллионную Грузию делать государственный переворот, еще и приволокли с собой в самолете ржавые пистолеты…

– Вы собираетесь находится в Грузии вплоть до освобождения парней? И Новый год будете здесь встречать?

– Да, жена вот-вот привезет детей и мы будем встречать Новый Год тут (интервью бралось в конце декабря – Прим.Ред.). Я как народный депутат, по сути,  выполняю здесь функции консула. Потому что государство Украина самоустранилось от своих граждан. Согласно закону Украины про дипломатическую службу, сотрудники нашего консульства обязаны посещать судебные заседания, помогать искать адвокатов, информировать родственников, отправлять ноты протеста. Проще говоря, защищать права своих граждан. Вместо этого первый секретарь посольства сливает информацию пропагандисту Бирюкову на 12-ый день их задержания. Причем, ту эксклюзивную информацию, которую он получает от меня как от народного депутата! После того, как нардепы, прилетевшие в Грузиюот “Самопомощи” Егор Соболев заставили сотрудников консульства пойти к ребятам, парни попросили адвокатов, чтобы этих фээсбешников (так они назвали сотрудников посольства) к ним больше не пускали. Потому что вместо того, чтобы их поддержать сотрудники консульства, собирали информацию о том, где и с кем они встречались за пределами Украины и Грузии. Мол, наши парни чуть ли не террористы! Кроме того, это мои боевые товарищи. Я как бывший комбат бросить их в беде не могу.

– Если задержание ваших побратимов – действительно провокация, то кто за ней стоит? Кому это выгодно?

Случившееся однозначно выгодно украинским властям. Я только пока не понимаю, по какой линии была организована эта провокация. По линии президента Петра Порошенко или по линии министра внутренних дел Арсена Авакова. Но, предполагаю, что скорее всего это подчерк “аваковцев”.

– А зачем им это?

– Я так думаю, что готовиться фальсификация грядущих выборов в Украине. Власти надо избавиться от активных людей, которые могут организовывать уличные протесты, влиять на общество, ломать сценарии власти, организовать сопротивление беспределу полиции. Им нужны фейковые патриотические подразделения, которые имитируют патриотизм, а на самом деле служат олигархам: либо “титушня”, либо послушные сотрудники “Беркута”. Именно поэтому аваковцы давно охотятся за нашими парнями. Незаконно собирают информацию в отношении ребят, которые теперь находятся в Грузии под арестом и в целом о деятельности ветеранского объединения “Донбасс”.

– Вы хотите сказать, что все это тянется со времен Михомайдана?

– Не только. Еще со времен блокады Донбасса. Начну с того, что существует личная неприязнь. Именно этих людей, Амброськин и компания пытались разогнать насна блокаде. Если вы посмотрите видео избиения ветеранов на редуте в Бахмуте, где упал на костылях Роланд Мелия, где был Александр Новиков и другие ветераны, вы все поймете. Что было потом? Пять месяцев мы участвовали в протесте на Грушевского. И ни одна попытка штурма нашего лагеря не удалась. Только в конце, когда ветеранов осталось 80 человек, собрали порядка двух с половиной тысяч “беркутни” с разных регионов и начали брать лагерь штурмом. В последний день акции на Грушевского 3-го марта Арсен Аваков сообщил, что Семенченко якобы выносил оружие с Грушевского. Просто сболтнул и никаких подтверждений сказанному до сих пор не предъявил. Кроме того, 3 марта он сообщил что полиция нашла гранаты у нас в лагере. А на следующий день, 4 марта сотрудники СБУ проводили контрольную закупку и задержали сотрудника полиции, который продавал такие же гранаты. Почему об этом никто не вспоминает?

– А можно об этом подробнее?

– Это было около метро Лесная на Броварском проспекте 4 марта. Полицейский кинул гранату в машину СБУ иотстреливаясь убежал, а машина после взрыва сгорела. К счастью, никто из случайных прохожих не пострадал. А потом один журналист,который пеленговал полицейскую волну, услышал о том, что разыскивается именно этот полицейский. И, в конце концов, он так и сбежал. Мы сообщили об этом СМИ. Прошел год, скажите кому предъявлено обвинение по этому случаю?

– Какие еще существуют доказательства того, что арестом ваших побратимов в Грузии стоит украинская власть?

– Да вы почитайте фейковые заявления о происходящем в Тбилиси от отечественных пропагандистов! От Арсена Авакова фронтменом был Кива. От Порошенко Бирюков и Геращенко нагнетали ситуацию. А эти фейки о том, что и меня арестовали! А потом я кого-то бросил и куда-то сбежал. Это совершенно четкий след власти. Вообще я не ищу крайних и виноватых. Изменится ситуация, получат все. Все, кто заслужил. А сейчас я просто вижу, кому это выгодно и почему. Властьбоится добровольцев. Именно из-за наших действий на Грушевского они в октябре-ноябре 2017-ого начали фабриковатьдело против Надежды Савченко.

– Что конкретно вы имеете в виду?

– Спецоперацию по “подкатке” к Савченколюдей с диктофонами готовили под разгон нашего лагеря. Этот сценарий начали разрабатывать примерно тогда же, когда президент Петр Порошенко и генпрокурор Юрий Луценко начали заявлять о том, что мы собираемся совершить военный переворот и обстрелять Раду из гранатометов. По моей информации, 17 октября 2017 года у Порошенко обсуждались варианты разгона нашего лагеря. Я знаю, что Порошенко был настолько перепуган, что в районе 20-23 октября планировалась зачистка лагеря силами его охраны и бандитов, которые потом под видом полиции и СБУ похищали наших ребят.

Тогда Петр Порошенко должен был дать команду разгромить лагерь. Им очень не нравилось, что ветераны “Донбасса” и Вано Надирадзе забрали щиты у Нацгвардии и с этими же щитами охраняли наш лагерь. Петя был “перелякан”. Но отдельным политикам удалось его убедить: пусть протест идет своим чередом. Потому что если начнется стрельба будет хуже. Когда президента убедили не разгонять наш лагерь на Грушевского, власть начала планировать подставы. Сначала еще в октябре они завели в палаточный лагерь Михомайдана (он, стоял в Мариинском парке, а экс-донбассовцы на улице Грушевского около Верховной Рады – Прим.Ред.) своих провокаторов, чтобы показательно найти у них взрывчатку. Но наша служба безопасности этих провокаторов выявила и выгнала. А уже на следующий день их задержала полиция. Мол, приехали с Закарпатья со взрывчаткой. И, конечно, дала этим подставным лицам условные сроки, замяла дело. Помните, что было потом? Бесконечные заявления Луценко, что у нас в лагере гранатометы, оружие. У Роланда Мелия (он сейчас, как я уже говорил, в грузинской тюрьме) якобы в гараже нашли целый арсенал оружия. Одна проблема: это вообще не Роланда был гараж! Прошел год, но власть так и не смогла доказать его вину. И вообще, не смогло доказать ни одно из громко предъявленных обвинений.

– Так а Надежда Савченко и Владимир Рубан здесь причем?

– Притом, что в тот момент власть начала готовить громкую историю о госперевороте. Им нужно было отвлечь внимание общества от происходящего на Грушевского. Запугать украинцев. Сама Надя Савченко по большому счету власти была не интересна. Я с деталями дела Надежды Савченко не знаком. Да и с ней самой виделся до этого пару раз.Но считаю, что оно фейковое. Она неспособна была подготовить военный переворот, у нее не было ничего для этого. Ни людей, ни оружия. Вообще я думаю, власть готовила более масштабную провокацию. Помните заявления Луценко и Порошенко о Саакашвили, о людях которые готовят военный переворот? Но они ничего с нами не смогли сделать и ограничились делом Савченко.

– Почему тогда вы голосовали за снятие с Нади депутатской неприкосновенности?

– Потому что я вообще против понятия “депутатская не прикосновенность”. Я готов проголосовать за то, чтобы с меня ее тоже сняли. Кстати, одно из требований нашего протеста на Грушевского было именно снятие со всех депутатской неприкосновенности. Это политики обещают народу уже лет 15.Я еще помню фото Юрия Луценко образца 2005 года на плакате с указательным пальцем и подписью “Мы добьемся снятия неприкосновенности!”.

– А что все-таки произошло с Вано Надирадзе?

– Многих наших парней тогда похищали, бросали в тюрьмы или депортировали из Украины. Вано Надирадзе похищало не СБУ, не управление Госохраны (как мы думали в начале), а люди с частных охранных компаний – фактически бандиты. Там был только один сотрудник СБУ. Но фактически все это люди Гелетея. Сейчас Вано в Грузии. У него здесь семья, мама. Мы были у них в гостях.

– Допустим, все это правда. Но каким образом глава МВД Украины мог организовать задержание экс-донбассовцев в Тбилиси?

– Я думаю, что Арсен Аваков просто мог воспользоватьсяличными связями, хотя ребята – не все бойцы, а некоторые – просто волонтеры батальона “Донбасс”. Напугал грузинских правоохранителей, мол, к вам едут “боевики”. Хотя ребята не бойцы, а волонтеры батальона “Донбасс”.

– А грузинские власти, взяли и испугались… Просто, вот так… Без повода…

– А вы почитайте, что про нас уже пятый год пишет с начала российская, а потом украинская олигархическая пресса. Немудрено испугаться. АКроме того, им эта ситуация тоже выгодна! По сути, это совместная провокация украинской и грузинской власти. Одни хотели украинскую оппозицию облить дерьмом. Мол, она тут с грузинскими боевиками перевороты устраивает. Другие стремились облить дерьмом грузинскую оппозицию. Она якобы украинских боевиков сюда привезла. Стандартная процедура. Помните, нам рассказывали про грузинских снайперов на Евромайдане? Но пугать украинцев грузинами, а грузин – украинцами теперь, похоже, хороший тон у пропагандистов. Отмечу также, что организаторами провокации выступили именно отечественные чиновники, а грузинские просто воспользовались ситуацией.

– Вы находитесь в Грузии почти месяц. Как вы оцениваете ситуацию здесь?

– Грузины по судьбе и менталитету, наверное, самая близкая к нам нация на территории СНГ. Но здесь были реальные реформы. Просто Михаил Саакашвили и его команда двигался вперед быстрее, чем менялось сознание грузин. Поэтому многие люди не поняли, что он делает и зачем. А в Украине реформы были только на словах. В этом наши страны отличаются. Сейчас здесь социально-экономическая ситуация очень похожая на нашу. Нет рабочих мест, очень низкие зарплаты, высокие цены. Постоянно растет уровень эмиграции.

– А что можете рассказать о ходе президентской компании?

– Я поехал наблюдателем на президентские выборы в Грузию, потому что меня интересовало, какие приемы могут быть использованы на выборах в Украине. Фактически Грузия – это репетиция выборов у нас. На что я обратил внимание. Во-первых, накануне выборов власть пообещала массе людей простить их долги перед банками. Людям приходили смс, был специальный сайт где информировали об этой акции. Во-вторых, тут были массовые жалобы на криминал, который запугивал сторонников “Нацдвижения” и членов оппозиции. И, наконец, крайне агрессивная реклама. Бигборды с изображением Саакашвили и экс-министров его времен вкарикатурном, пугающем (вызывающем испуг)виде висели по всей Грузии.

– Вы верите, что Михаил Саакашвили вернется в Грузию?

– Мне сложно ответить однозначно на этот вопрос. Все-таки это, внутренние дела Грузии. Скажу, что напослепрезидентских выборах здесь не было явного лидера от Националов. Поэтому и не было никаких протестов.Все эти акции протеста оппозиции и гражданское неповиновение – страшилки олигархической прессы. На практике тут ничего не происходит. Я думаю, что в Грузии еще не пришло время для смены власти. А вот через пару лет власть поменяется причем абсолютно демократическим путем. Потому что количество людей, проголосовавших за оппозицию растет: на предыдущих выборах было 600 тысяч, а сейчас 900 тысяч человек. Кроме того, в январе в Грузии  ожидают роста коммунальных тарифов. А так же скорее всего власть не выполнит свои обещания по погашению долгов граждан перед банками. Прибавьте к этому не урожай текущего года. Когда большинство людей на своей шкуре почувствуют, что такое нынешняя власть, все измениться. Но для этого должно пройти время.