Аналитика

«Риск ядерной катастрофы». Что происходит на Запорожской АЭС и грозит ли Европе второй Чернобыль

В городе Энергодаре и находящейся там Запорожской атомной электростанции происходят угрожающие события. 

Уже несколько дней, с 5 августа, там идут обстрелы территории АЭС, которая получила повреждения и заявила о сбоях в своей работе. 

Loading...

Украина обвиняет в обстрелах Россию, которая захватила станцию еще в марте. Россияне говорят, что удары по АЭС наносит Киев. 

В МАГАТЭ уже предупредили о риске ядерной катастрофы.

Тем более, что пожалуй впервые в мировой истории, АЭС оказалась в центре боевых действий. И это также вносит огромную тревожность.  

«Страна» разобралась, насколько реален риск «второго Чернобыля» под Запорожьем. 

Что происходит вокруг станции

Энергодар находится на левом берегу Днепра и захвачен россиянами еще в начале марта. Через реку находятся Никополь и Марганец Днепропетровской области — два крупных промышленных центра. 

Долгое время обстрелы на обоих берегах были эпизодическими, но примерно с начала июля они участились. Особенно по объектам подконтрольного ВСУ Никополя, чей глава военной администрации Евгений Евтушенко даже объявил плату за выявление тех, кто наводит российские обстрелы.

Били чаще «Градами», причем именно из района Энергодара. Примерно в то же время начали поступать данные и об ударах по левому берегу, контролируемому Россией.

12 июля сообщили, что беспилотник отбомбился по промзоне Энергодара, а 18 июля — по самой станции. Причем, по данным мэра Дмитрия Орлова, погибли российские военные. Орлов ничего не говорил о беспилотнике, подтверждая только потери среди россиян.

Еще один аналогичный удар произошел через два дня. В районе АЭС видели черный дым, а российские СМИ опять сообщили о дроне. 

Еще через десять дней последовали новые удары по Энергодару — уже по жилой застройке. Украинские власти от них не отмежевывались, но и прямо не заявляли, что это их рук дело. Мэр Дмитрий Орлов неизменно перечислял российские потери в технике и людях. 

Но позже появилось заявление ГУР Минобороны Украины, что удары по Энергодару наносят украинские силы. 

Ситуация резко обострилась на днях. 5 августа россияне заявили о прицельном обстреле станции, где начался пожар.

Сообщалось, что на территории АЭС оборваны две линии электропередачи, повреждено распределительное устройство, необходимое для функционирования энергоблоков. Третий блок обесточен, четвертый снизил выработку. 

С украинской стороны появились сразу две версии того, что произошло. 

1. Мэр Энергодара Орлов заявил, что со стороны Запорожской АЭС в сторону жилых кварталов города велись обстрелы, после чего в большинстве микрорайонов пропал свет.

2. «Энергоатом» заявил, что наоборот — войска РФ стреляли по ЗАЭС (а не с ее территории).

Российское минобороны заявило, что со стороны подконтрольного Украине Марганца было «три артиллерийских удара по территории Запорожской атомной электростанции и города Энергодар, всего выпустили 20 снарядов 152 мм».

В тот же день украинские власти обвинили в обстреле российских военных. А МИД Украины призвал мировое сообщество повлиять на РФ, чтобы освободить ЗАЭС «ради безопасности всего мира».

«Энергоатом» сообщил, что в результате обстрела АЭС серьезно повреждены азотно-кислородная станция и объединенный вспомогательный корпус, есть риски утечки водорода и распыления радиоактивных веществ.

Зеленский назвал обстрелы АЭС «актом террора». Подводя к тому, что нужно признать Москву спонсором терроризма и ввести санкции против ее ядерной отрасли. 

Параллельно СМИ начали публиковать информацию о том, что РФ разместила военную технику на станции и даже боеприпасы. 

В МАГАТЭ отреагировали на обстрел 5 августа, но не стали уточнять, кто его произвел. Заявляя только, что ситуация может привести к ядерной катастрофе, если стороны не будут сдержанными. 

«Я крайне обеспокоен вчерашним обстрелом крупнейшей в Европе АЭС, что подчеркивает реальный риск ядерной катастрофы, которая может угрожать здоровью населения и окружающей среде в Украине и за ее пределами», – заявил гендиректор организации Рафаэль Гросси.

7 августа россияне заявили о новом ударе по станции.

Сообщалось, что в ночь на воскресенье «в зоне поражения оказалась территория хранилища ядерного топлива, фрагменты ракеты «Урагана», выпущенной по АЭС, упали не более чем в 400 метрах от энергоблока». 

В Москве показали видео, где на крыше одного из зданий торчит хвостовая часть ракеты. В ударе обвинили Украину. 

Украинский «Энергоатом» заявил, что это был российский удар. 

«Они попали по площадке ЗАЭС непосредственно рядом со станционным сухим хранилищем отработанного ядерного топлива (ХОЯТ). Очевидно, целили именно по контейнерам ОЯТ, которые под открытым небом хранятся рядом с местами обстрела. 174 контейнера, в каждом из которых по 24 сборки отработанного ядерного топлива!», — сообщила компания. 

Сегодня «Энергоатом» заявил, что россияне вообще готовятся взорвать станцию и заминировали ее. 

Компания сослалась на сообщения украинских СМИ, что о таких намерениях высказался командующий гарнизоном ЗАЭС Валерий Васильев. Он якобы высказался в том духе, что если Россия уйдет, здесь будет «выжженная земля».

Но никаких подтверждений тому, что такое заявление имело место в реальности, не приводится (кроме скриншотов с каких-то сайтов). 

При этом из соседнего Никополя регулярно работает украинская артиллерия, что пишет в своем телеграм-канале глава военной администрации Евтушенко. В случае громкой канонады он успокаивает местных жителей, что «работают аграрии». 

Такие сообщения появлялись у Евтушенко каждый день с 5 по 7 августа, когда заявлялось об обстрелах Запорожской АЭС. 

Из Никополя стрелять можно только по левому берегу Днепра, поскольку на правом российских войск рядом с городом нет. Но куда вели огонь «аграрии» — по Энергодару или западнее, где тоже есть российские позиции — неизвестно. 

Пустят ли на станцию проверяющих?

Одновременно и Киев, и Москва начали говорить о катастрофических последствиях того, что может произойти, если на станции случится взрыв. Эти мессиджи явно транслировались на международное сообщество. 

Кремль назвал обстрелы ЗАЭС «чрезвычайно опасной деятельностью, которая чревата в случае усугубления катастрофическими последствиями для огромной территории, включая территорию Европы».

Россияне заявили, что может пострадать все Причерноморье и страны Черноморского бассейна.

Еще в мае Госинспекция по ядерному регулированию Украины опубликовала прогноз, какие регионы могут пострадать в случае выброса радиоактивных веществ на Запорожской АЭС.

За 71 час атмосферные массы разнесут радиоактивные вещества по югу и востоку Украины. Из соседних стран больше всего пострадают Турция. А также Россия, где радиация в разных концентрациях распространится на обширной территории от Новороссийска и Ростова до Липецка и Тамбова. 

При этом слабо верится в желание властей РФ заразить радиацией в том числе свои территории (а также те, которые Москва планирует провозгласить «своими»). Также непонятно, зачем россиянам, как утверждает украинская сторона, обстреливать ЗАЭС, которую они контролируют и на которой, как заявляют СМИ и украинские источники, они даже разместили свою технику.  

Установить, какая действительно сложилась ситуация на станции, могут эксперты МАГАТЭ. Но их не пускают на объект — причем по инициативе Украины, которая ранее заявляла, что это будет легитимизацией оккупации. Россия же была изначально не против инспекции.

Впрочем, сейчас, после обострения ситуации, позиция Киева может поменяться, пишет агентство Bloomberg. 

Издание сообщает, Кремль уже пригласил международную миссию в Энергодар для проведения «мероприятий в рамках осуществления гарантий, а также наблюдения за состоянием ядерной безопасности и защиты».

По мнению журналистов, Украина в этот раз может предоставить свое разрешение на визит международных экспертов. Они ссылаются на сообщение главы «Энергоатома» Петра Котина, который перечисляет условия Киева для этого. 

«Мы призываем наших партнеров создать на станции демилитаризованную зону. Должна быть миссия миротворцев и экспертов МАГАТЭ и других организаций», — говорил Котин.

О демилитаризации АЭС написал сегодня и омбудсмен Дмитрий Лубинец. То есть это консолидированная позиция украинской власти. 

Впрочем, очевидно, что россияне, заявляя о готовности пустить экспертов МАГАТЭ, вряд ли согласятся на введения туда каких-то миротворцев (у России на электростанцию, как  мы уже писали  , свои планы — она хочет отключить ее от Украины и подключить к российской энергосистеме).

Причем без санкции ООН в любом случае миротворцев вводить нереально, а Россия заблокирует этот вопрос через свое право вето.

И также пока точно неизвестно — даст ли добро Киев на визит делегации МАГАТЭ, изменив свою предыдущую позицию.

Да и в целом дальнейшее обострение темы атомной угрозы вокруг ЗАЭС играет скорее в плюс Москве, а не Украине, так как помогает продвигать сразу две темы, которые активно педалируют сторонники РФ на Западе. Во-первых, тему, что войну нужно поскорее заканчивать компромиссным миром, иначе человечество ждет катастрофа (в данном случае ядерная). Во-вторых, тему о необходимости ограничения поставок Украине нового дальнобойного оружия (раз есть угроза ударов по АЭС).

Будет ли второй Чернобыль?

«Страна» поговорила с экспертами по ядерной энергетике о вероятности катастрофы на АЭС в результате боевых действий.

 Александр Купный, физик-ядерщик, в прошлом работал на Чернобыльской АЭС: 

«Угрозу катастрофы на ЗАЭС, о которой сейчас много говорят, я бы обсуждал в двух плоскостях.

Первая — это ядерный апокалипсис, с взрывом реактора, радиационным загрязнением больших территорий Украины и Европы, то есть, «выжженная земля», которой сейчас пугают весь мир. В эти же страшилки — заражение Днепра и «мертвое» Черное море, по которому даже суда ходить не смогут.

Вторая — утечка радиации с загрязнением определенных территорий Запорожской области и дальше, «куда ветер подует».

Первый сценарий — ядерная катастрофа и «выжженная земля» — мог бы быть реальным в случае взрыва реактора ЗАЭС или бассейна выдержки.

Но о нем я даже говорить не хочу, потому что это — просто нереально. И реактор, и бассейн выдержки находятся в гермооболочке (которой не было на Чернобыльской АЭС, что и сделало возможным взрыв). Гермооболочка, если говорить по -простому, это специальный бетонный колпак, которым накрыты все ключевые системы атомной станции (в том числе, реактор, бассейн выдержки). Что он из себя представляет? От нулевой отметки через купол радиально идут натянутые металлическое тросы. Все это залито бетоном толщиной, минимум, в метр.

Эта оболочка способна выдержать не один ракетный удар, и я даже не могу представить, какой силы должен быть взрыв, чтобы ее повредить извне. И тем более, что нужно сделать, чтобы повредить ее изнутри.

НА ЧАЭС в свое время бетонная заливка была только в нижней части реактора, а сверху все это прикрыли шатром из бетонных блоков, которые при взрыве просто разлетелись.

Если бы тогда в Чернобыле была гермооболочка, не было бы таких страшных последствий.

Есть еще одно отличие на Запорожской АЭС от Чернобыля — реактор ВВР не содержит графитового стержня. Это просто «кастрюля», в которой находятся ТВЭЛы. Вынь их, и останется обычная емкость с водой. К слову, два блока на ЗАЭС вывели в холодный резерв, то есть, ядерная реакция там остановлена. Считаю, что так нужно было поступить со всеми блоками до полной деокупации Запорожской АЭС. Если бы это сделали весной, уже практически сошел бы на нет риск выброса «коротких» радионуклидов, который в Чернобыле в разы увеличили радиационный фон в первые дни и недели после аварии, но уже к концу лета сократились в геометрической прогрессии.

Но даже несмотря на то, что не все блоки выведены в холодный резерв, я считаю апокалиптический сценарий крайне маловероятным.

Второй сценарий — с утечкой радиации — более реален.

Что должно произойти, чтобы его запустить? К примеру, толчком может послужить взрыв в азотно-кислородной станции (она уже получила повреждения — Ред), трубопроводов и пр. Переходная галлерея между блоками двухэтажная и по первому ярусу идет технологический трубопровод, по которому вода идет на спецочистку. Если повредить его, может быть утечка радиоактивной воды, в том числе, в Днепр. Все перечисленные события могут спровоцировать повышение радиационного фонда — очень серьезное для персонала, серьезное для жителей Энергодара. Дальнейшее распространение и степень опасности — в зависимости от того, куда ветер подует. В зоне риска — как минимум, вся Запорожская область.

Плюс — Днепр в районе Запорожья и дальше до Каховского водохранилища. Но глобальное заражение Днепра маловероятно. Если только в реку не сольют жидкие радиоактивные отходы. Бочки сними хранятся в земле, они под прочной оболочкой, поэтому для того, чтобы все это попало в Днепр, мало случайного попадания — нужна спланированная диверсия».

 Юрий Корольчук, аналитик Института стратегических исследований: 

Комментировать тему ЗАЭС сейчас очень сложно, так как до конца непонятно, что там в реальности происходит.

Из очевидного могу отметить следующее:

— сравнивать ЗАЭС и Чернобылем некорректно. На Чернобыльской АЭС причиной катастрофы была аварийная ситуация внутри реактора. Сейчас же основной риск — внешние повреждения. Ракетный удар или обстрелы не могут спровоцировать взрыв реактора. В теории можно заложить взрывчатку под реактор, но даже не представляю, о взрыве во сколько килотонн должна идти речь. Кроме того, нельзя сравнивать реакторы ЧАЭС и ЗАЭС. На последней — реактор ВВЭР-100, системы безопасности которого намного более продвинутые с точки зрения безопасности, чем РБМК (который был на ЧАЭС —  Ред ). И даже в случае ЧП последствия минимизируются.

— если все же теоретически представить себе взрыв на одном из энергоблоков ЗАЭС, понятно, что в зоне поражения окажется, минимум, вся Запорожская область и акватория Днепра. Как будет развиваться ситуация дальше — никто не может сказать. Все это решается «в моменте» — много зависит от характера повреждений, направления ветра и пр. Может быть облако на пол-Украины, может и Европу достать.

— если не брать во внимание взрыва и «ядерного апокалипсиса», возможна утечка радиации. О рисках предупреждает Энергоатом и она действительно может быть в случае повреждений того же азотно-кислотного цеха. Но насколько велика вероятность таких утечек — непонятно, так как нет точных данных о характере разрушений. В любом случае тут зона поражения и последствия для людей и экологии намного менее значительные, чем в случае взрыва. Отмечу, что сейчас — едва ли не первый случай, когда в эпицентре боевых действий оказался ядерный объект. Риски нестандартных ситуаций в любом случае есть.

По моему мнению, должен быть или план военного освобождения с гарантиями, что никаких «ЧП» с атомной инфраструктурой при этом не будет (но таковые дать крайне сложно), либо — переговорный процесс. Возможно, стоит применить формат, как в случае с зерновой сделкой — с участием посредника и МАГАТЭ.

Выключение станции, или, к примеру, отказ Украины принимать электроэнергию (что заставит россиян самим ее отключить) — не вариант, так как россияне скажут, мол, Украина сама отказывается от ЗАЭС.

 Руководитель специальных проектов НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев: 

Риск ЧП на ядерном объекте, особенно если на его территории или в непосредственной близости вести военные действия, существует всегда.

С одной стороны, после Чернобыльской катастрофы стойкость и безопасность систем на АЭС значительно выросла. В случае любых эксцессов, автоматика просто все отключает.

С другой, если, к примеру, будет непосредственное вмешательство военных в работу объекта, скажем, просто взорвут все в диспетчерской, автоматика может и не сработать как по протоколу.

То, что сейчас в отдельном цеху повреждены стекла, есть повреждения ЛЭП (из-за чего один энергоблок выведен в резерв) — это еще не предвестники ядерной катастрофы.  Даже если снаряд попадет, к примеру, в хранилище отработанного топлива, а такие «страшилки» сейчас активно озвучиваются, ничего критического не произойдет.

Во-первых, те, кто пугает апокалипсическими сценариями, очевидно, никогда не видели как и где хранят отработанное ядерное топливо. Это бетонные блоки, которые так просто не взорвешь. Во-вторых, даже если там будут повреждения, речь может идти о незначительном повышении радиационного фона, а не о ядерной катастрофе.

Пока на ЗАЭС остается персонал, он знает, что нужно сделать и какие пункты протокола выполнить, чтобы предотвратить потенциальные угрозы.

Угрозы атомного взрыва и «Чернобыля-2» или «даже хуже», которые сейчас звучат, по моему мнению, страшилки, шантаж и информационная компания со стороны РФ. Это своего рода «вторая порция» после кампании об отключении ЗАЭС от украинской энергосистемы и подключении ее «на Крым».

Реакцией Украины должно быть требование к МАГАТЭ немедленно обеспечить присутствие постоянной миссии на Запорожской АЭС.

Если МАГАТЭ не в состоянии обеспечить постоянную миссию своих представителей на Запорожской АЭС, то вообще непонятно, зачем Украине членство в этой организации (которое, между прочем, предусматривает уплату немалых взносов).

Источник: strana.news

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть