Политики матерятся из-за конкуренции и для популярности — эксперт

В отношении главного военного прокурора Анатолия Матиоса возбуждено дисциплинарное дело. Об этом говорится в сообщении антикоррупционной организации Transparency International в Facebook. Там заявили, что Матиос в мае текущего года в Facebook разместил «информацию с использованием нецензурной лексики«, что является нарушением кодекса этики прокуроров.

На странице Матиоса в соцсети был размещен плакат, на котором изображены корейские рабочие в бурлящей воде, а снизу подпись: «По;%й цунами! Мао с нами!».

Журналист Алексей Бобровников 23 июня публично сообщил о том, что Анатолий Матиос предлагал ему десять тысяч долларов за подготовку журналистского сюжета об освещении хода расследования по конкретному уголовному производству в выгодном для себя свете. Это является нарушением требований статей Кодекса профессиональной этики и поведения прокуроров.

Дисциплинарное дело против Анатолия Матиоса за использование нецензурной лексики прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы политтехнолог Олег Постернак.

Что вы можете сказать о поведении политиков в соцсетях? Насколько общение корректно?

— Вы знаете, это элемент попытки демонстрации схожести, максимального соответствия некой привычной, повседневной народной культуры. Если, к примеру, мат является элементом определенного вида общения в быту, то почему бы политикам не позаимствовать и тем самым не приблизится к ожидаемой аудитории. Но нужно понимать, что соцсети для многих политиков превратились в филиалы пресс-служб, где активно публикуются пресс-релизы, важные государственные сообщения. Хотя бы вспомнить Тwitter того же Дональда Трампа, где он порой не особо подбирает лексику и уже этими, своими твитами даже вызывает жуткие волны гнева у сотрудников Госдепа. Присутствие украинских политиков в соцсетях и в блогах уже имеет определенные интересные страницы. Если помните, в 2009 году с профиля в ЖЖ, который, по словам Арсения Яценюка вел он лично, был провокационный пост с обидным сообщением и тоже, по сути, с нецензурной лексикой. Позже это вызвало жуткий скандал и, как оказалось, скандальная запись была произведена одним из сотрудников компании. Нужно понимать, что посты политиков в соцсетях должны соответствовать некоторым принципам. К сожалению, политики их не всегда придерживаются. Тот же случай с соцсетями, с сообщениями украинских политиков после выборов президента США в ноябре 2016 года, когда некоторые были вынуждены зачищать предыдущие свои активные посты. Нужно понимать, что уже в мировой практике есть случаи, когда выносят приговоры не только за посты, а за лайки. Буквально свежий пример, если я не ошибаюсь, это суд в Цюрихе — лайк за сообщение в фашизме, ксенофобии и так далее. То есть мы живем уже в новой совершенно информационно-коммуникативной реальности, где социальные медиа — Facebook, Тwitter, «Вконтакте», другие социальные сети, блоги являются уже чуть больше, нежели они значили раньше. И, естественно, политик, выражаясь в этих средах, должен максимально соответствовать принципам информационной гигиены и подавать соответствующий пример. Увы, некоторые для привлечения внимания аудитории больше склонны к каким-то девиантным постам, демотиваторам, матам, в том числе и это их не красит в любом случае.

Насколько гигиена важна для политического будущего? За брань, обвинения, оскорбления следует политическое наказание?

— Да нет, не работает этот принцип. Я вот вспоминаю слова бывшего президента Украины Виктора Ющенко, который во время пресс-конференции или какого-то события периодически вдавался в простонародные комментарии, высказывания, говоря «ви як той молдаванин». Я уже просто не вспомню нюансы этого дела, но хочу сказать, что либо от нехватки воспитания и среды, либо нежелание. Политика все-таки — эмоциональная штука. Желание может соответствовать в таком большом драйве, привлекать внимание, безусловно, обладает многими политическими деятелями, нежели морально-этические правила поведения. Увы, к сожалению, для наших украинских политиков, для которых эмоциональность стала, по сути, фирменной фишкой поведения, вряд ли в ближайшем будущем ожидается некое снижение этого градуса.

Крепкое слово — это желание быть ближе к народу, элемент пиара либо же элемент вседозволенности?

— И то, и другое. Потому что если первое направлено на получение некого внешнего бонуса, привлечение внимания аудитории, все мы знаем, что это ключевая характеристика для узнаваемости, то второе — это уже некое продолжение внутренних психологических характеристик личности политика. Например, тот же Дональд Трамп, мы все понимаем, он не стесняется в выборе выражений, так же, как Владимир Жириновский не только в соцсетях. Этот подобный эпатаж, он во многом — часть их имиджа, подчеркивает некую крутость, некую оригинальность, некую особенность в отношении, в конкуренции с другими политиками. Поэтому тут приходится некоторым политикам даже изощрятся.

Насколько сместилась грань дозволено у политиков? Есть ли различия до Революции Достоинства и после нее?

— Безусловно, посмотрите, какое количество депутатов, политиков, топ-чиновников сидят в Facebook сейчас и сравните эту характеристику до, например, 2012-2013 года. Я смею предположить, что в разы, причем в колоссальные разы увеличилось присутствие украинских представителей политического истеблишмента в социальных коммуникациях. Но нужно понимать результативность. Многие, кстати, политики думают, что сообщение в Facebook мигом должно стать новостью дня. Это объясняется тем, что журналисты, медийщики, эксперты, в основном, следят за поведением политиков в соцсетях, не имея непосредственного доступа к их деятельности, в том числе. Поэтому этим и злоупотребляется. Но существует миф, что с сообщением в Fecebook порой благосклонно окружение электората к политику. Мне кажется, это больше натянутые выдумки. Простые избиратели, пенсионеры, трудяги, рабочие не всегда следят за твитом своего любимчика политика и вряд ли они даже понимают, о каких вещах говорит политик. Это является просто шикарной формой донести нужное сообщение. Однажды смотрел выпуск новостей в 1990-х годах и журналист брал интервью тогда у депутата Александра Волкова, одного из ближайших серых кардиналов Леонида Кучмы. И вот он, не стесняясь, прямо произносит мат в эфире одного из центральных телеканалов. Знаете, для меня тогда было шоком. Но в последствии да, наблюдая за поведением многих других украинских политиков и российских, и американских, в том числе, и европейских, мне кажется, что это уже стало неким привычным каноном, который формирует возле политика целый ореол, целый шлейф подобного поведения. Один случай формирует и другой, и третий, по накатанной. Хотя бы вспомнить некоторые легкие слова, высказывания, например, Олега Ляшко, которые он активно использует в коммуникации. И, безусловно, это привлекает к нему внимание. Это норма. Сейчас это уже норма и мы вряд ли отвыкнем от этого в ближайшее время.

Свое мнение о том, может ли чиновник позволить себе нецензурную лексику или сомнительные картинки в соцсетях, выразили также радиослушатели Голоса Столицы.

Галина Ивановна: Надо бороться по всей строгости. Нужны такие законы и нужно начинать с себя. Я борюсь даже на остановках, везде, где можно. Можно получить иногда. Это надо прекращать, а чиновники рассобачили. Другого слова культурного не подберу к ним. А в школах что творится? Дети как разговаривают между собой. Мы не просто им пример подаем, мы то, что должны они делать. Увольнять, или штрафовать, я даже не знаю, что более резко, но я возмущена до глубины души, когда слышу такое. Просто уши вянут. Где же культура?

Игорь Степанович, Киев: Я считаю, конечно, неприлично, что чиновник так. Это его слабость. Нечего сказать толкового, вот он и пытается. Я бы разделил. То, что в сети написать — это, пожалуй, хуже, а то, что сказать, эмоции, это может быть, бывает и нужно. Вспомните, как губернатор на Луганщине матом крыл, а ведь, если посмотреть, есть люди, до которых не доходит. Нужно врезать иногда по ушам. А вот на счет детей, которым сказала учительница, тут я согласен, там работы непочатый край.

Виталий, Киев: Не только в высоких чинах матерятся. Работаю в государственной большой структуре Киева и где через кабинет, постучавшись и попав не на то настроение, можно услышать в свой адрес очень много матов. Поэтому если бы были какие-то возможности у меня написать жалобу на своего руководителя о том, что со мной обращаются или говорят матом и за это было бы наказание, я думаю, было бы воспитание в госструктурах.

Андрей, Киев: Я считаю, что нужно отделять профессиональную деятельность от личной и если нецензурная брань касается профессиональной, конечно, это очень плохо и за это надо наказывать. Если же он в свободное, в свое личное время где-то в соцсетях размещает любые картинки, любой текст — это его личное дело. На Facebook можно создать личную страничку, а можно создать публичную страничку. На личной страничке вы пишете, где вы отдыхаете, с кем вы спите и как вы спите. На публичной, пожалуйста, высказывайтесь по поводу политики, по поводу ваших каких-то мнений по общественному строю.

Светлана: Я считаю, что речь человека — это показатель культуры и если чиновник не умеет выразить свое мнение нормальным, литературным языком, такой чиновник не является положительным. Я хочу, чтобы посмотрели мультики, которые переведены на украинский язык. Это кошмар. И так воспитываются наши дети.

ИСТОЧНИКhttp://rian.com.ua
ПОДЕЛИТЬСЯ