Почему преступления против активистов остаются не расследованными и как они становятся вымогателями

История Екатерины Гандзюк, которая умерла в больнице после атаки на нее кислотой, потрясла всю страну. На 33-летнюю активистку и херсонскую чиновницу напал неизвестный во дворе ее дома. Сама Катерина говорила: причина покушения — ее активная гражданская позиция и обнародованные факты о беспределе силовиков. Но, к сожалению, мало кто знает, что историй, подобных херсонской, в каждом крупном городе сотни. Только за последние два года можно найти информацию о 60 пострадавших активистах. В среднем в месяц происходит 2–3 покушения на людей, которые пытаются влиять на происходящие в стране события. Но на самом деле реальные цифры намного страшнее, поскольку далеко не все случаи предают огласке. «Вести» пообщались с рядом пострадавших активистов из разных регионов страны. Как оказалось, их объединяет одно:  все так или иначе критиковали местную власть и пытались противодействовать ее незаконным, по их мнению, решениям.

Одесса: 14 нападений с начала года

С начала года в Одессе было совершено 14 нападений на общественных активистов. Один из последних случаев — нападение на Олега Михайлика, которое произошло полтора месяца назад. Как рассказывают в окружении пострадавшего, Михайлик возвращался из магазина домой, позвонил жене и сказал, что ему необходимо встретиться с каким-то человеком. А уже через несколько минут получил пулю, которая «прошила» руку и застряла между ребрами. В ту ночь Михайлик пережил клиническую смерть, потерял большое количество крови и вообще чудом остался жив. Покушение вызвало огромный резонанс. Обеспокоенность выразили посольства США и Германии, а состоянием здоровья Олега по телефону лично интересовался президент Петр Порошенко. Сейчас, как говорят близкие, Михайлик большую часть времени проводит дома, а если выходит на улицу, то только с охраной. Сам Михайлик рассказал «Вестям», что связывает нападение со своими попытками противостоять незаконным решениям и критикой местной власти. «В последние месяцы мы начали активную оппозиционную кампанию. На сегодняшний день в Одессе существует, пока неофициально, политическая платформа, которая включает пять оппозиционных партий. За два дня до покушения мы запустили движение по отставке главы главка Нацполиции Дмитрия Головина и прокурора Одесской области Олега Жученко. Была пресс-конференция, на которой мы заявили, что будем обращаться в ВР», — сказал «Вестям» Михайлик.

Еще одно направление его деятельности — ситуация с одесским долгостроем «Золотой берег». Михайлик и сам является инвестором этого проекта, и неоднократно выступал выразителем интересов пайщиков. В частности, предлагал передать недострой одесскому строительному магнату Аднану Кивану — одному из наиболее ярых противников мэра Одессы Геннадия Труханова. Также он открыто говорит о лоббировании мэром Одессы интересов застройщиков. А с недавнего времени заявил о своих политических амбициях и желании баллотироваться на должность мэра.

Еще одному одесскому активисту и по совместительству члену координационного совета главка Нацполиции в Одесской области Андрею Вагапову 5 сентября неизвестные прострелили обе ноги. Активист известен в Одессе своей борьбой с незаконной застройкой побережья, а также организацией волонтерской помощи военным на Донбассе. Сам Вагапов считает, что напали на него, чтобы помешать дальнейшей общественной деятельности. «В меня стреляли, когда я вышел из дома. В этот вечер должен был ехать на одну из откровенно незаконных строек, разговаривать с хозяином земли. И за 31 минуту до нашей встречи, о чем было известно охранному агентству, которое там находилось, на меня напали. Это одна из версий, но их вообще-то больше. Свою активную гражданскую деятельность я начал во времена, когда новой полиции еще не было, а милиции уже не было. Тогда я вместе со своими друзьями возглавлял патрулирование родного Суворовского района. Мы искали коррупционеров, щемили в рамках закона неправильных ментов, прокуроров, выходили на торговцев наркотиками, которых «крышевали» полицейские… », — рассказал «Вестям» Вагапов.

Сейчас он проходит лечение в одной из частных харьковских клиник, благодаря чему ему уже удалось встать с инвалидного кресла на костыли. О своем покушении говорит так: «Я думаю, что меня просто на время хотели убрать с поля боя».

На волонтера из Одессы Андрея Вагапова напали, когда он ехал на стройку

Умер за экологию

Еще один активист, который в конце октября подвергся дерзкому нападению, — член «Национальных дружин» Юрий Малимонов. 29 октября в Павлограде Днепропетровской области на него со спины напали неизвестные, выпустили газ из баллончика и начали бить кастетом по голове. У Юрия проломлен череп, сейчас он в тяжелом состоянии находится в больнице. Об этом «Вестям» сообщил руководитель ячейки «Национальных дружин» в Павлограде Денис Котенко: «Юрий несколько месяцев назад начал заниматься борьбой с наркоторговлей. Ребята собирали и передавали информацию о тех, кто продает дурь, зарисовывали «наркорекламу». В Павлограде были уничтожены все надписи такого содержания. Это довольно сильно ударило по карману наркоторговцев. Очевидно, это и стало поводом для нападения». По словам Котенко, согласно оперативной информации, исполнителями преступления были жители другого города, а заказчики — местные.  «Кланы и имена людей, которые «крышуют» наркоторговлю, в узких кругах давно известны. Сейчас идет следствие, поэтому некорректно будет их называть. Но могу сказать, что за этим стоят в том числе высшие чины правоохранительных органов, и не только Павлограда. Мы обязательно будем расследовать это преступление своими силами», — говорит «Вестям» Котенко.

Активиста из Павлограда Юрия Малимонова избили за борьбу с наркоторговлей

Подобных случаев сотни по всей Украине. Причем, как показывает практика, сегодня абсолютно не важно, в какой сфере активисты проявляют гражданскую позицию. Ждать нападения можно со всех сторон. Так, например, 16 марта в Кривом Роге избили общественного активиста Сергея Мокрякова. Он занимался антикоррупционной деятельностью и контролировал предоставление доступа к публичной информации в местных органах власти. А 5 июня в поселке Эсхар Харьковской области нашли повешенным активиста Николая Бычко. Он выступал против местных предприятий, которые загрязняли не только речную фауну, но и питьевую воду. Однажды Николай пошел набрать воды для лабораторного анализа, но домой не вернулся. Его нашли повешенным через сутки в местном лесу, емкость с водой стояла рядом. Полиция долго не хотела выезжать на место происшествия, поэтому открыла уголовное производство по статье «Самоубийство».

На Сергея Мокрякова напали в Кривом Роге из-за антикоррупционной деятельности

Почему не расследуют

В большинстве случаев, если по факту нападений на активистов и заводится уголовное дело, то по статье «Хулиганство» либо «Нанесение телесных повреждений». То есть, например, те, кто выпустили несколько пуль в человека или проломили ему голову железной арматурой, «просто хулиганили». В общей сложности из более чем полусотни нападений на активистов, количество раскрытых преступлений можно пересчитать на пальцах одной руки.

Впрочем, как рассказал «Вестям» советник главы МВД Иван Варченко, все подобные преступления являются достаточно сложными: «Нужно понимать, что все эти нападения носят заказной характер, а соответственно, все эти преступления были тщательно спланированы и подготовлены. Во всем мире, даже в самых развитых и технологичных странах, эти преступления являются вызовом для правоохранителей, и далеко не все раскрываются». Он также отметил, что быстро раскрытое преступление не всегда качественное. «Медленно они расследуются или не медленно, это вещи относительные». По его словам, по шести случаям, которые произошли в 2018 году, следствие уже установило исполнителей и организаторов.

Но есть мнение, что сейчас полиция, в принципе, неспособна быстро и качественно работать. Как сказал «Вестям» помощник народного депутата Денис Пятегорец, проблема правоохранительных органов заключается в недостатке кадров: «У нас сегодня 40% вакантных должностей следователей. Как с такими проблемами можно нормально расследовать преступления?»

«80% активистов имеют личные мотивы»

По оценкам различных социологических опросов, активистами себя называют порядка 3 млн человек. Как говорят сами активисты, для многих это уже стало профессией. И пока одни получают пули за свою гражданскую позицию, другие сколачивают состояния. Как рассказывает столичный активист Игорь Громов, который борется против псевдоактивистов, нередко борьба за интересы горожан оборачивается банальным вымогательством. «Основная цель таких псевдоактивистов — «навести побольше кипиша, поднять других активистов и СМИ, а затем озвучить сумму за «слив движухи», — отметил Громов. При этом суммы отступных исчисляются десятками тысяч долларов. «Например, последний такой случай, который я знаю, произошел вокруг стройки на левом берегу. Там «активист» потребовал у застройщика $100 тыс. На что ему ответили, что сотка — это много, и сошлись на $40 тыс. Через пару недель «патриот» приобрел себе новый мотоцикл за €20 тыс., а стройка продолжается», — говорит Громов.

В свою очередь, одесский активист Вагапов и вовсе считает, что порядка 80% активистов имеют личные мотивы. «Примеров этому можно приводить очень много. Мотивы — деньги и пиар. При этом в 99% случаев об истинных причинах знают только несколько человек, а большинство используется как «живая сила» за идею», — пояснил «Вестям» Вагапов.