Почему боевые офицеры уходят из армии

В последнее время участились упоминания о том, что мотивированные военнослужащие с реальным опытом боевых действий массово покидают армию из-за кадровой политики, которую проводит командование Вооруженных сил Украины.

В частности, волонтер и журналист Ольга Решетилова недавно написала в Facebook о кадровой политике ВСУ. На примере 72-й ОМПБр, 92-й ОМБр и 57-й ОМПБр Ольга продемонстрировала положение вещей, которое, по ее мнению, имеет место в Вооруженных силах Украины. Кстати, после этого поста против нее развернулась настоящая информационная кампания травли со стороны как командования вышеупомянутых бригад, так и Генерального штаба.

“В ноябре прошлого года командиром героической 72-й ОМПБр был назначен Руслан Татусь, бывший начальник штаба 128-й бригады. За первые несколько месяцев его командования из бригады ушли более 1000 военнослужащих. Многие из них при этом публично заявляли, что не могут найти общего языка с новым командиром и никогда не поймут его совковых порядков. Героическая 72-я потеряла лучших боевых ребят с опытом боев в Авдеевке, на промке, за Волноваху”, – написала Ольга.

“У нас же есть отличный свежий пример того, что бывает, когда в боях бригадой командует человек, которого не воспринимает личный состав! Военнослужащие 92-й бригады после назначения нового командира Владимира Кокорева предупреждали и писали рапорты о его некомпетентности и склонности к алкоголизму. Никакой реакции от командования на эти заявления не было, наконец в результате боя из-за ошибок комбрига бригада получила безвозвратные потери личного состава и оставила важную позицию под Донецком. С одной из самых монолитных бригад массово начали увольняться рядовые и офицеры”, – привела Ольга другой пример.

Кстати, о том, какие “чудеса” происходят в 92-й ОМБр, мы не так давно писали. Не трудно догадаться, что все это не способствует здоровому микроклимату в бригаде и не стимулирует бойцов продлевать контракты.

“В конце февраля я написала письмо начальнику Генерального штаба Виктору Муженко о нездоровой ситуации еще в одной бригаде – 57-й ОМПБр, связанной с недавно назначенным командиром Юрием Головашенко. … Из бригады массово уходят лучшие люди. По подсчетам офицеров штаба, после выхода бригады в тыл более 70% личного состава собираются увольняться именно из-за “скотского” отношения командира, коррупции, неадекватности“, – написала Ольга Решетилова.

По мнению Ольги, это происходит из-за нежелания создавать прецедент увольнения старшего офицера.

“Ради двух-трех долбоебов Генштаб готов терять тысячи опытного, обстрелянного и мотивированного личного состава”, – делает вывод она.

Собственно, за подтверждениями слов Ольги далеко ходить не надо. Несколько месяцев назад Depo.ua писал о том, как командующий 73-го морского центра специальных операций Эдуард Шевченко попал в немилость к высшему руководству и вынужден был против воли оставить центр.

И это при том, что Эдуард Шевченко – боевой офицер ВСУ с опытом боевых действий на Донбассе, капитан I ранга, дважды рыцарь ордена Богдана Хмельницкого (ІІІ и ІІ степени), полный кавалер ордена “За мужество” (III, II и І степени) и обладатель нагрудного знака Минобороны “Знак почета”. Но это все закрыли глаза, когда на передний план вышли амбиции высшего командования.

Уже тогда мы задавались вопросом: когда таким бюрократическим образом Генштаб лишится всех боевых командиров, кто же будет воевать? Как видим, с течением времени ситуация лишь обостряется, а генералы разводят руками: “Ну нет нормальных командиров! Где их брать?”

Жалуются на кадровую политику и бывшие военнослужащие, по тем или иным причинам уже покинувшие ряды ВСУ.

“Служил в 2014-2015-х комвзвода (доброволец) в ВСУ, звание – старший лейтенант. Летом 2016-го решил вернуться на контракт в свою часть на ту же должность. Отказали. Мотивация: недостаточный уровень образования. Я – из “Аэрофлота”, окончил летное училище ГА, там и получил офицерское звание. Согласно приказу МО от 2009 года, на контракт берут офицеров только с высшим образованием. Мое таковым не считается. Мне объясняют, что по мобилизации – можно, а на контракт – нет. А то, что в стране война и не хватает кадров, никого не волнует. … Значит, так им нужны кадры”, – пишет бывший военнослужащий Лев Кармирян.

Другой бывший боец украинской армии отмечает, что хотел бы вернуться на службу, но преследования со стороны прокуратуры не позволяют.

“Сам пострадал в Дебальцево сначала от неадекватных действий командира, а потом от военной прокуратуры. Таскают уже 4-й год, а я, как тот дурачок, все мечтаю вернуться в армию. Не берут, потому что открыто уголовное производство”, – пишет Евгений Ткачук.

“Это банальная совдепия. Сам через подобное прошел. Отбитые тупоголовые командиры – самая большая проблема сегодняшней армии!” – написал сержант ВСУ Тарас Паляница.

Другая причина – мотивация. Как написал Олег Радионов: “После того, как боевые действия перешли в вялотекущую фазу, много военных патриотов, шедшие не за зарплатой, уволились, а те безработные “аватары” пришли, потому что легко могут заработать деньги, которые они не получат на “гражданке”.

Понятно, что в среде “аватаров” нормальные бойцы находиться не хотят и также увольняются из рядов ВСУ.

Также военнослужащие указывают на коррупцию в рядах ВСУ. Так, подполковник украинской армии при условии сохранения его анонимности сообщил нам, что как минимум в одной из бригад одним военнослужащим, приближенным к командованию, выплачивают денежные компенсации на сотни тысяч гривен, а другим даже после решения судов не выплачивают на десятки тысяч, и те увольняются.

Ну и отдельная тема – это массовое возвращение на ключевые должности в ВСУ старых кадров, которые по тем или иным причинам ранее вышли на пенсию, а сейчас возвращаются на службу, получая одновременно и пенсию, и денежное содержание (зарплату).

Во многом это является следствием массового оттока боевых офицеров, о котором писала Ольга Решетилова, ведь вакантные должности нужно кем-то закрывать. Но, к сожалению, не только. Есть информация, что боевых офицеров специально вытравливают из армии, чтобы освободить места для “старых знакомых”…

Как рассказали Depo.ua на условиях анонимности полковник и лейтенант ВСУ, вместо того, чтобы поощрять прошедших АТО молодых офицеров занимать ключевые должности и расти карьерно, командование возвращает в армию людей, которые еще до войны пошли на пенсию, так называемых “пенсов”. И именно эти люди зачастую принимают ключевые решения и рассказывают тем, кто прошел войну, как надо служить. От них же зависят премии бойцов. Конечно, ситуации бывают разные, и далеко не все старые офицеры являются лишними в армии. Впрочем, по большей части такое положение вещей у офицеров, с которыми мы общались, вызывает печаль. Ведь они видят, как армия деградирует изнутри и снова превращается в старую, “совковую”.

Впрочем, как говорил нам бывший АТОвец Мартин Брест, ситуация не такая однозначная. И армия в целом – это гарантия стабильности для людей. Функции же кого-то держать в ней у командования нет, а лишь обеспечить условия, на которые человек согласится или нет.

В целом, армия, которая не воюет (а нынешние бои на Донбассе назвать полноценной войной сейчас сложно), в сравнении с 2014-2015 годами начинает деградировать системно. И, наоборот, военные действия заставляют систему работать или мобилизоваться. У нашей армии был шанс реформировать ключевые моменты в первые два года войны. Многое удалось: пищевая реформа, логистика, обеспечение и др. Но, к сожалению, качественный офицерский состав в основном – под большим вопросом. И старая система моментами до сих пор царит в ВСУ.

Поделись этой статьей с друзьями:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •