«Парламентарии люди зависимые — хоть в вышыванках, хоть в камуфляжах»

Как изменилась Украина после Майдана и когда состоятся новые выборы в Верховную Раду, Politeka рассказал экс-нардеп, писатель, лауреат Государственной премии имени Шевченко Павел Мовчан

— Пан Павел, не мечтаете вернуться в Верховную Раду?

— Да нет! — смеется. — Это потеряло всякий смысл. И в ближайшее время ни состав Верховной Рады, ни сама система не изменятся. Пока не сломаем всю структуру власти и государства.

Надо признать: благодаря усилиям Москвы и Леонида Кучмы мы построили то, у чего был только один путь — к интеграции с Россией. Все финансовые магнаты были и есть завязаны на российском бизнесе. Рината Ахметова никто ведь не трогает? Меняются цены, принципы функционирования структур, но не меняются владельцы. Москва так просто денег не давала.

— После Майдана, событий в Крыму и войны в Донбассе разве Украина не оторвалась от Москвы? Баланс сил в ВР тоже несколько изменился.

— Это неправда. Ну, и где он изменился? Парламентарии — это люди зависимые, хоть в вышиванках они, хоть в камуфляже…

— В 2012 году в одном из интервью вы говорили, что «этот парламент долго не протянет». Так и произошло. Спрогнозируйте судьбу нынешней ВР.

— Сначала в жертву будет принесен премьер Владимир Гройсман. А следующий — парламент. Это путь самосохранения для президента и тех, кто с ним. Эти группы готовы чем угодно пожертвовать, боюсь — чтобы не Украиной. Для них нет таких категорий, как государственный, национальный интерес. На первом месте у них интересы собственные.

И я вижу только одну целесообразность: заново создавать новую мощную силу, вроде бывшего Народного Руха Украины. Правда, на роль единой национальной силы претендует «Свобода», поэтому и отмечает свое 25-летие… Но я такой политической силы четверть века назад не припоминаю.

— Какие политики сейчас могут претендовать на объединительную роль?

— Нет таких. Для Юлии Тимошенко Украина — понятие абстрактное. То, что она сейчас набирает рейтинги, объясняется одним — нет других на горизонте. Пока не появится реальная альтернатива.

Упоминавшаяся «Свобода» тоже не может — в силу многих причин. Ну, начнем с лидера. Ему надо уступить место. В «Свободе» есть уже новые фигуры, которые шире мыслят. К примеру, Михальчишин, Кошулинский, Сиротюк. Есть серьезные люди.

Это только одна из составляющих — проблема лидерства. У национал-патриотического лагеря в целом сейчас нет интегрированной идеологической платформы.

— Какой здесь может быть выход?

— Именно поэтому нами и создано общенациональное объединение,  куда входят разные партии, общественные организации, творческие союзы. На каждую проблему вырабатываем решения.  У нас есть ряд выдающихся экономистов, группа банкиров, таких как Владимир Стельмах (с 2004 по 2010 годы — председатель Национального банка Украины — ред.), который сколько лет «держал» гривну, не давал ей рухнуть, не давал торговать национальными интересами.

— Вы считаете, что парламент будет переизбран. А как с президентом?

— Выборы и в мире, и в Украине делают деньги. За исключением некоторых европейских государств. Когда-то я был в Аргентине с Иваном Драчом (писатель, экс-нардеп — ред.) и видел, как дают 5 песо взятки избирателю за то, что он поставит отпечаток пальца напротив своей фамилии.

Я не представлял, что Украина так быстро догонит это латифундистское государство. По всем параметрам. Таким образом, президента нашего не переизберут — с ним больше денег, чем у его оппонентов. А новоизбранный парламент будет повторять предыдущий, только в худшем варианте. Будут «подчищенные» люди вроде Владимира Парасюка, Юрия Березы из Днепра…

— Как вы, кстати, относитесь к Парасюку?

— Он потерялся, как и Надежда Савченко. Как многие другие. Потому что не хватает опыта, понимания, культуры. Человека, который приходит в большую политику на протестной волне, «разведут» за несколько дней. Так и происходит.

Вообще в политике присутствуют различные сюжеты. Скажем, когда создавалась «ширка» с Партией регионов, когда Юля захотела быть единоличным лидером государства и заключать с Путиным любые проекты. Тогда Господь нашептал исповеднику Януковича, священнику — мол, нельзя в союз с Юлей. И Янукович на Троицу в Печерской Лавре заявил журналистам — «ширки» не будет! Я это понимаю только как участие Всевышнего. В больших сюжетах он всегда присутствует.

В сюжете Майдана люди досрочно поверили, что они сами решат судьбу Украины…

— Как оцениваете деятельность президента?

— Мне кажется, что у президента нет никакой идеологии. Он, по-моему, и сам это осознает, потому и играет. Он очень артистичен, но не искренен. Человек, который поверил в себя сам и которому кажется, что, соответственно, поверили и все остальные. Говорят, сейчас лучше него нет. Новые лидеры есть, мы их просто не знаем. Позже будет еще переходный президент — я его называю «адаптер». И только потом…

Ведь сколько чрезвычайно интересной молодежи появилось!

— Появляются, а вскоре выясняется, что они мало чем отличаются от предшественников. Те же «скелеты в шкафу», коррупционные «заморочки», земельные участки, машины и т. д. Сама молодость еще не является опознавательным знаком масштабного политического деятеля.

— Вы правы. Но для этого нужно объединяться, обнародовать программы, давать месседжи, убеждать общество. Ибо кто принесет в голый проект свои деньги? А без денег выборы не состоятся. Без привлечения бизнеса, который бы поверил — что эта модель государства уже исчерпана, что каждый раз сужаются ресурсы, прибыль. Поэтому в бюджете есть астрономическая сумму на нужды МВД, которая в несколько раз превышает, например, бюджет Минкульта. Такого никогда не было!

— Интересно было бы сравнить качественный состав Рады ваших времен с нынешним.

— Думаю, это несравнимо. Мало того что нынешние депутаты малообразованны. Это люди, которые не осознали, где они, какая ответственность на них. Юрий Одарченко, который только что прошел в парламент на довыборах по Херсонщине, сказал так: «Я попал в детский сад». Ранее он трижды был депутатом от ВО «Батькивщина», может сравнивать.

— А спикер Андрей Парубий? У него есть возможность влиять на работу Рады?

— От него в парламенте мало что зависит. Он может объявить перерыв, собрать депутатов. Ну, например, он помог с решением о праздновании юбилея Ивана Багряного (украинский писатель, политический деятель, умер в 1963 году в Германии — ред.) в октябре этого года. Парубий дал поручение Николаю Княжицкому, который возглавляет парламентский комитет по культуре. Хотя сам Княжицкий, подозреваю, может даже не знать, кто такой этот Багряный. Если среди членов этого комитета есть магнат Сергей Тарута…

— Интересно, чем занимаются ваши бывшие коллеги-депутаты первых созывов ВР?

— В парламенте, кажется, из людей, близких мне по духу, не осталось никого. Иван Заец (экс-нардеп и экс-министр охраны окружающей среды, — ред.) возглавляет общественную организацию, которая выступает за вхождение Украины в НАТО. Это идея Дмитрия Павлычко (поэт, экс-нардеп — ред.). Они вместе с Леонидом Кравчуком создали структуру, которая призвана была проводить организационную работу по подготовке к референдуму. Но увидели, что и без этой агитации 70% населения Украины готовы проголосовать «за». Поэтому существуют более декларативно.

Степан Хмара (экс-нардеп — ред.), как и ранее, активен, сотрудничает с нами. Кстати, длительное время он жил в гостинице «Киев», у него даже квартиры не было. В отличие от очень многих депутатов.

— Фамилии некоторых ваших коллег по ВР засветились в так называемой «амбарной книге» Партии регионов.

— Да, случай с Юрием Костенко (экс-нардеп, в свое время возглавлял УНП — ред.). Сам Костенко утверждает, что это провокация. Хотя в каком-то интервью он сказал, что в ту пору почти все политики были в той «амбарной книге». Там много фамилий находят.

Если не сделают по модели России, чтобы парламентские партии имели государственное финансирование — политики и дальше будут входить в «амбарные книги». Не случайно в списках «Батькивщины» был целый ряд «кошельков», в «Нашей Украине» — тоже, которые потом перекочевали из одного лагеря в другой.

В свое время, создав Движение с лидером Вячеславом Чорноволом, мы стремительно двигались вперед. Но когда на нужды партии взяли деньги у олигархов, введя их в избирательные списки, это стало началом раскола.

— Что вы можете посоветовать патриотическим силам сейчас?

— Объединяться. На последних довыборах национал-патриоты набрали максимум 2%. Все, уже можно подводить черту! А что дальше? Вечно быть с салфеткой через руку, на обслуживании других, «чего изволите?». Где оказались Вячеслав Кириленко и Павел Розенко, которые даже возглавляли «Молодое Движение»? В составе расчета — в вице-премьерах оба. Это такие декоративные должности. Они не влияли ни на что в правительстве Арсения Яценюка, и сейчас не влияют.

— Но в парламенте хотя бы начали появляться новые лица.

— Хвастались тем, что парламент обновлен на 70 или 80%. Ну и что? Вы увидели новые лица. В частности, своих бывших коллег-журналистов — Лещенко, Найема, Денисенко. Очень неплохо устроились. Оказалось, что можно заключать контракты на миллионы, подтверждая формулу Владимира Ильича о журналистах… И что, мы будем с восторгом выкрикивать — их к власти! Кого?

Если за тобой Григоришин (Константин Григоришин, бывший московский олигарх, получивший украинское гражданство — ред.), московский олигарх, который не таясь здесь хозяйничает, так же, как и Новинский (Вадим Новинский, нардеп, экс-регионал — ред.), то я спрашиваю — это делегированные казачки или нет? Так же и в медийной сфере — начиная с Ганапольского, Киселева, Савика Шустера. Называть всех?

— К Вадиму Новинскому уже имела вопросы Генеральная прокуратура.

— Ничего серьезного. Это просто сигнал. Бегство капитала пророссийских олигархов из Украины, и власть вот так делает им пальчиком. Это как при Ющенко, когда Ахметов начал выводить свои деньги. Ющенко тогда был вынужден помириться с Ахметовым, потому что он видел, что тогда Юля Тимошенко забрала бы Рината к себе. Как она забрала Игоря Коломойского.

— Вызовы Новинского в прокуратуру не связаны с его активной поддержкой российской церкви в Украине?

— А кто главный покровитель этой церкви в Украине? Намбер ван… В свое время, где-то в 1994-95 годах, я ездил по поручению и президента Ющенко, и мэра Киева Александра Омельченко с двумя письмами к Вселенскому Патриарху Варфоломею. Он обещал способствовать. Но ничего не продвинулось. Почему? На пути Москва, которая привлекает все ресурсы, в том числе и финансовые.

У Фанара финансовые проблемы стоят очень остро. А Москва, чтобы не допустить независимости Украинской церкви, денег не считает.

— Какие проблемы для нынешней Украины насущны?

— Для меня лично важнейшим является гуманитарная составляющая национальной безопасности Украины. Ни один президент не решил первоочередного — проблем информации, культурной, образовательной, языковой политики. Это все один узел. Ведь нет ни одного национального телеканала — ну, какое же это государство? Почему до сих пор делаем языковой закон КК — Кивалова-Колесниченко? Я трижды об этом у президента Петра Порошенко спрашивал. В четвертый раз меня уже не пригласили на совещание.

— На досуге чем занимаетесь? Рыбу ловите, путешествуете?

— Нет на это времени. Некогда даже поехать собрать урожай в селе. Мы с братом имеем там огород. Общественные нагрузки все забирают. На литературу тоже не хватает времени. Но кое-что делаю. Вот сейчас надо три предисловия написать — к книгам Ивана Драча, Дмитрия Донцова и к «Избранного» Симона Петлюры. Стихи тоже понемногу пишутся. Лето на них было богатым. Я был за пределами Украины, поэтому меня не доставали по телефону.

Беседовал Павел Вольвач

Источник

Поделись этой статьей с друзьями:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •