Нужен ли «план Маршалла» Украине и ЕС?

В Еврокомиссии презентовали украинско-литовский проект, который эксперты уже успели назвать «планом Маршалла» для Украины. Об этом сообщил глава представительства Украины при ЕС Николай Точицкий.

По его словам, Еврокомиссия взяла «план» к рассмотрению и теперь будет изучать, каким образом ЕС сможет принять участие в его реализации. В документе, в частности, предлагается выделять ежегодно пять миллиардов евро на поддержку реформ. В Украине ожидают, что свою окончательную позицию в ЕС озвучат через месяц-полтора.

Насколько реально, что Евросоюз поддержит этот план, спрогнозировал в эфире радиостанции Голос Столицы эксперт-международник Андрей Бузаров.

В чем заключается «план Маршалла»?

— Как вы правильно сказали, его уже некоторые эксперты называют «планом Маршалла». По сути, так называемый «план Маршалла» тоже направлен на проведение ряда необходимых реформ в различных сферах экономики и не только. То есть полная институциональная поддержка экономических преобразований, трансформаций в Украине предусмотрена некоторыми положениями этого плана. Но есть один нюанс. Он разработан, как вы правильно заметили, несколькими странами, украино-литовский проект, и я не думаю, что другие страны ЕС принимали активное участие в его изучении, в его анализе. И поэтому, если оценивать уже с точки зрения его перспективы, мне кажется, что в нынешнем варианте, в нынешнем проекте, с такими суммами, которые там указаны, выделение пять миллиардов евро в год, мне кажется, он не будет утвержден. И вообще будет ли он утвержден — это еще большой вопрос.

Сколько времени уйдет на доработку этого документа?

— Тут нужно понимать одну вещь. У нас и так существуют «планы Маршалла» по отношению к Украине. Это и помощь МВФ, которая выделяется раз в год. Но у нас с ней сложности, так как ряд требований МВФ мы не выполняем. И есть существенные задержки с выделением соответствующих траншей. У нас масса кредитных линий открыта от ЕС, и помощи финансовой в части борьбы с коррупцией, создания антикоррупционных органов, развитие отдельных экономических проектов. ЕС, МВФ и США и так много делают для того, чтобы в Украине происходили определенные трансформации. Но в силу некоторых причин они не идут быстро. Поэтому надеяться, что сейчас появится новый какой-то, дополнительный план, я думаю, не стоит. Поскольку ЕС, США и западные партнеры Украины уже показали возможности свои. Вот в будущем я не исключаю, что будет расширение помощи, но для этого нужно доказать, что Украина готова к получению соответствующих средств и она действительно проводит реформы эффективно. Но пока не все реформы проведены достаточно эффективно, поэтому, на мой взгляд, рано говорить о том, что этот план вообще будет утвержден. Скорее всего это экспертная инициатива, и она нужна для того, чтобы проверить реакцию ЕС и готовность к дальнейшей помощи, к расширенной помощи Украине.

Украинцы не ощущают, что они стали жить лучше, хоть и выделяются большие деньги.

— Этот вопрос нужно адресовать соответствующим чиновникам. Я не могу сказать, что прям все плохо, все негативно. У нас 25 лет в принципе ситуация не меняется. И в этой части преемственность соблюдается между различными политическими системами, политическими режимами в Украине. То есть, независимо от того, кто приходит, у нас особых улучшений нет. Я думаю, это связано со многими социально-политическими и экономическими глубокими проблемами в обществе, поэтому ждать быстрых результатов, даже если нам выделят завтра 50 миллиардов долларов, то я не думаю, что результаты будут очень быстро. Реформы сами по себе занимают много времени. Но, безусловно, каждая реформа должна проводиться в соответствующих условиях. И для этого в Украине еще условия не созданы. Нет полной системы, которая бы избавилась от коррупции. Не существует стабильной экономики. Военный конфликт на Донбассе не решен. Поэтому пока еще мы не создали условий для того, чтобы был хоть какой-то экономический рост. Больше сейчас нам нужна помощь Запада, в том числе, возможно, в рамках этого проекта, для поддержания хоть какой-то работы экономики. Но никак не полноценного экономического развития. Об этом рано говорить еще.

В ЕС требуют каких-то отчетов по тем деньгам, которые они предоставляют?

— Практически каждый месяц какой-то высокопоставленный человек ЕС приезжает в Украину и анализирует внимательно весь процесс. Безусловно, с их стороны есть множество замечаний, и допустим, представитель ЕС в Украине внимательно следит за отдельными законопроектами, которые рассматривают в Верховной раде. И часто реагирует на них, в зависимости от того позитивно или негативно прошло соответствующее голосование. Поэтому, на мой взгляд, ЕС достаточно серьезно следит за всеми процессами в Украине. Но доволен он или не доволен, сложно сказать. Я не слышал каких-то жестких и резких нареканий, в целом. Есть критика отдельная по отношению к отдельным действиям. Допустим, отсутствие создания антикоррупционного суда, промедление важного законопроекта в аграрной сфере, в системе здравоохранения и так далее. Но глобальных пока претензий мы не слышим. Поэтому я думаю, что ЕС оценивает реформу в Украине удовлетворительно, но не отлично.

Будет ли довольствоваться этим «удовлетворительно» Украина?

— Более-менее, да. Пока жестких заявлений мы не слышал. И я не думаю, что в ближайшее время что-то будет, так как в ЕС оценивают реально ситуацию в Украине с учетом войны, с учетом отсутствия опыта борьбы с коррупцией. По сути, в ЕС понимают, что те люди, которые борются с коррупцией в Украине, сами бывшие коррупционеры. Поэтому ждать каких-то больших результатов очень сложно. Поэтому еще система недостаточно зрелая.

Сколько Украине нужно времени, чтобы показать реальный рост экономики?

— Я не готов сейчас дать какой-то прогноз, поскольку он зависит от многих факторов, и эти факторы еще пока не созданы в Украине. Кроме того, успешность реформ в Украине зависит также от того, насколько западные партнеры готовы продолжать Украине помогать. И зависит от того, насколько у нас конфликт на Донбассе будет хотя бы частично или полностью заморожен. Потому что с таким серьезным конфликтом сложно ждать какого-то экономического роста. Большие деньги уходят на антитеррористическую операцию. Поэтому я думаю, что прогноз никто не сможет сделать, когда Украина выйдет на высокий уровень, так как тут многое зависит и от внутренних факторов в Украине, и от внешних.

На что еще стоит обратить внимание?

— От части реформы выполняются. От части у нас идет судебная реформа. Создаются новые органы, специализирующиеся в сфере развития и осуществления необходимых судебных реформ в Украине. Принимаются какие-то законопроекты, направленные на борьбу с коррупцией. Но все это очень сложно и вяло проходит, так как система, которая создавалась десятилетиями, в принципе последние три года она особо не менялась. У нее выработан иммунитет к любым реформам, следовательно, сложно пока достичь чего-то быстрого. Нужно поломать саму систему, которая мешает проведению реформ, а это довольно сложно сделать. На Западе есть опыт большой у американцев и европейцев, как подобную систему трансформировать. Я убежден, что и в нынешних условиях это возможно.

Ранее директор Международного института демократий Сергей Таран в эфире «ГС» заявил: на фоне происходящих процессов в ЕС стараются с осторожностью говорить о том, что Украина скоро станет членом европейского сообщества.

ИСТОЧНИКhttp://rian.com.ua/
ПОДЕЛИТЬСЯ