Аналитика

Летний вечер в Минске. Почему беломайдан впервые с выборов Лукашенко прошел мирно

В Беларуси только на пятый день после выборов президента прекратились стычки протестующих с полицией. А также — массовые избиения и произвольные задержания со стороны силовиков.

Сегодня людям позволили собираться, где они хотят. Впрочем, и они не пытались строить баррикад или захватывать здания.

Loading...

Параллельно власть впервые пошла на контакт с народом — во многих городах к собравшимся вышли мэры, прокуроры, чины МВД. Они не «присоединились к народу», как пытались это подать некоторые оппозиционные СМИ. А впервые вступили в диалог, попытавшись объяснить, что происходит.

Причем в случае представителей милиции — еще и прозвучали извинения.

«Я беру ответственность и приношу извинения за травмы случайных людей на протестах, «попавших под раздачу», — заявил министр внутренних дел Юрий Караев. Одновременно начали отпускать задержанных ранее людей.

Правда, министр возложил вторую часть вины за насилие на провокаторов беломайдана, которые призывали сопротивляться полиции, перекрывать дороги и строить баррикады, что является выходом за рамки мирного протеста. Но в целом риторика сменилась до неузнаваемости. Да и образ действий силовиков тоже.

Ближе к концу вечера представители президента объявили, что с незаконными задержаниями будут разбираться. А людей выпускать.

Но что произошло, и почему наступила резкая деэскалация?

«Страна» уже рассказывала, что сегодня днем сопротивление Александру Лукашенко перешло в новую фазу. — митингов на предприятиях. Заводы и фабрики не остановились, но рабочие начали собираться и высказывать свое недовольство.

Главным образом — избиениями, произвольными задержаниями и админштрафами, под которые попали многие заводчане, просто гулявшие по улице. Это и послужило катализатором волнений на предприятиях. И было явным прологом к забастовкам (хотя позже были выдвинуты и политические требования перевыборов).

Промышленный госсектор — опора власти Лукашенко да и всей белорусской экономики. При малейшей угрозе, что пожар беломайдана перекинется на заводы и вызовет их остановку, власть показала готовность идти на компромиссы, причем весьма неожиданные — махровое «винтилово» буквально за сутки перешло в фазу относительного либерализма.

Вторая причина смены курса — это попытка в целом снизить накал напряжения в обществе, а возможно и выйти на диалог с его умеренной частью. Поскольку предыдущая политика уличного террора загоняла в лагерь врагов Лукашенко даже тех, кто ранее был не замечен в оппозиционности.

То есть «адекватных» пытаются отделить от «непримиримых». Хотя из-за отсутствия у протеста вождей вообще непонятно, кто должен представлять «адекватных» на гипотетических переговорах с властями.

Третья причина — это попытка сбить серьезную реакцию Евросоюза и США на события в Беларуси. То есть избежать широких экономических санкций за подавление протестов и выборы, мало соответствующие демократическим процедурам (без наблюдателей, с посадками основных оппонентов и разгонами сторонников оставшихся кандидатов).

Как раз 14 августа состоится заседание министров иностранных дел ЕС по проблеме Беларуси. Не исключено, что умиротворение подогнали именно под эту дату.

И четвертое объяснение — это незавершенность выборов. Победителем Лукашенко еще официально не объявили: подведены были только предварительные итоги.

Что характерно, сам Лукашенко молчал весь день. Никаких комментариев от него не поступало. Зато одни за другим шли заявления против него со стороны журналистов госТВ (они начали увольняться), деятелей культуры, некоторых депутатов и даже одного из чиновников Администрации президента.

Все вместе это создавало внешне впечатление, что «режим зашатался».

Правда, никаких конкретных признаков этого нет, а молчание Бацьки может быть вызвано раздумьями по какому пути пойти дальше.

Вариант первый — дать команду ЦИК объявить себя президентом несмотря ни на что. Вариант второй — согласится с требованиями Запада и назначить новые выборы (что равносильно капитуляции и уходу с поста президента). Вариант третий — компромиссный. Согласится на переговоры с некими «представителями оппозиции», чтоб сбить протестный накал, «заболтать» вопрос, а затем все равно сделать, как ему надо (то есть, провозгласить победу).

Попытка умиротворить протестующих может играть в пользу любого из этих вариантов. Проблему силой не решить, а для принятия каждого из перечисленных выше решений нужно иметь под ногами твердую почву.

Поэтому Лукашенко ищет способ снять радикальность протеста — а дальше надеяться, что время будет играть против «живых цепей» и флешмобов оппозиции, которые не могут длиться вечно и будут неизбежно наскучивать населению.

Но пока, даже несмотря на «хороший вечер», протесты никуда не делись. Люди, выпущенные из тюрем рассказывают о зверствах и плодят еще большую ненависть к власти. Также никуда не делись и планы организаторов протестов сместить «последнего диктатора Европы».

А поэтому скорее всего, в Беларуси попробуют организовать какой-то очень масштабный митинг в ближайшие дни — судя по всему уже на этих выходных. Постараться морально подавить власть численностью участников, побудить часть силовиков перейти на сторону протестующих после чего заставить согласиться на новые выборы и отставку самого Лукашенко.

Сработает ли этот план и что предпримет Бацька — увидим уже в ближайшие дни.

Via
Виктория Венк
Источник
strana.ua

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть