Кризис школьного образования в Украине: лучше меньше, да лучше

Недавно в Facebook у меня разгорелась дискуссия относительно закрытия школ в Украине. Кто-то запустил картинку с надписью «В Украине закрыты 162 школы» и понеслась «как они смели, они лишают детей нашего будущего» и в таком же духе. А я задал себе вопрос — а в чем, собственно, проблема?

Давайте порассуждаем. Для этого я взял данные из Википедиии и открытых источников. В 1993 году в Украине было 52,2 млн населения, после этого население страны постоянно сокращается. Например, в 2016 году в Украине (без учёта Крыма и Севастополя) родилось 397,0 тыс. детей; умерло —  583,6 тыс. чел. Естественная убыль населения составила 186,6 тыс. чел, т. е. смертность почти в два раза рождаемость. Естественный прирост населения наблюдался лишь в Закарпатской (+601) и Ровненской (+1205) областях и г. Киеве (+5904 чел.). Время от времени в эту счастливую компанию репродуктивных регионов попадает еще и Волынская. Все. Остальные области в жестком минусе. Особенно жестком на востоке страны. В целом, Украина 4-е место в мире и 3-е место в Европе по уровню смертности (14,4 умерших на 1000 человек) после Лесото, Болгарии и Литвы.

Сегодня по данным Госкомстата Украины численность населения составляет 42 467 037 человек наличного населения. Однако, если вычесть население оккупированных территорий и миграцию, то реальное население Украины на сегодняшний момент составляет около 35 млн. человек. Эти соображения в разговорах подтверждают коллеги из Института демографии Украины.

Зачем я привожу эти цифры? Все очень просто. Когда вам показывают какую-то цифру вне контекста, то очень легко возмутиться: «Как же так! Покушаются на святое! Ведь это 162 школы, они хотят забрать у детей образование!». Однако понимание реальных процессов всегда связано с необходимостью понимания контекста. А реальность такова — количество школ напрямую привязано к количеству детей. Потому, когда отсутствуют дети, то отсутствует рациональная мотивация поддерживать инфраструктуру школ. Это логично. Зачем тратить ресурсы на поддержание десятков школ, где учителей больше, чем учеников. Или на всю начальную школу 10 учеников, которых обучает один учитель универсал. Он же директор, он же завхоз. Подобные школы обеспечивают не образовательную, а контрольную функцию. Дети просто находятся под присмотром, пока родители работают. Но где здесь образование?

В Минобразовании приводят статистику, что стоимость обучения 1 учащегося в малокомплектной школе – до 50 тыс. грн. (в городской школе эта стоимость в среднем составляет 8 тыс. грн).

Поэтому неудивительно, что больше всего школ закрывают в сельской местности. В 2014-2015 в Украине были закрыты 231 сельская школа и 38 городских, а открыто, соответственно, 11 и 4. Интересно, что, если эти данные наложить на картинку исчезновения сел в Украине, то мы увидим целиком органичную картинку. На этой инфографике мы хорошо виден процесс исчезновения сел в Украине в 2003-2017 годах. За это время исчезли 235 сел, а вообще за годы независимости Украины с карты пропали почти тысяча сел и поселков. Более подробно советую посмотреть здесь.

Интересно, что в 2014-2015 годах больше всего школ в сельской местности было закрыто именно в центральной Украине. В частности, в Житомирской, Черниговской и Волынской областях (последняя стоит особняком, поскольку здесь население в меньшей степени вымирает, а в большей уехало в Европу на заработки).

Какой вывод напрашивается из этой картины?

Во-первых, четко видно, что в ряде регионов украинская деревня постепенно умирает, что влечет за собой деградацию социальной инфраструктуры. Это положение не изменится до того момента, пока на селе не появятся экономические ресурсы.

Во-вторых, когда существует недостаток ресурсов, то необходимо предпринимать оптимизацию, которая должна решать задачу улучшения качества образования за меньшие средства. Возможно ли такое? Да, возможно.

Министерство образования уже разработало и начинает внедрять концепт «опорных школ», которые решат проблему некомплекта классов и непропорционально высокие затраты на обучение учеников в сельской местности. Согласно этой концепции финансирование нужно направлять на большие школы, где будет создаваться хорошая техническая база и стягиваться наиболее компетентные кадры, а ученики будут доставляться школьными автобусами из отдаленных сел. Это рациональный шаг, где главный вопрос — это насколько удастся организовать подвоз учеников, учитывая убитую дорожную инфраструктуру в сельской местности.

Примером такого подхода может быть так называемая школа будущего, которая была запущена в Киевской области, на базе Путровского учебно-воспитательного комплекса.

Эту школу опекает замминистра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства.  Лев Парцхаладзе. «За основу проекта взяли опыт Финляндии, где школа будущего скорее напоминает современное арт-пространство, чем обычную школу. Обучение школьников будет ориентировано не на сухие знания, а на изучение необходимой, интересной информации, которая понадобится для их будущих профессий», — пишет «Наш Киев». Впрочем, мой коллега по Украинскому институту будущего Николай Скиба, говорит, что на сегодняшний день методики преподавания в этой школе еще в массе устаревшие, но попытка заслуживает внимания.

Николай Скиба приводит в качестве примера «СЗШ-лицей» при ЛНУ им. И. Франко в селе Козева в Сколевском районе Львовской области. Эта школа смогла привлечь в партнеры платформу онлайн-обучения EdEra, которая дала методики обучения и развития навыков учеников, которые актуальны на современном рынке труда. При этом ни для кого ни секрет, что сегодня отсутствие связи с рынком труда — бич украинского среднего и высшего образования.

Однако, я пошел бы дальше и концепт опорных школ распространил бы не только на сельскую местность, но и на города. Только чуть в другой логике.

Дело в том, что кризис украинского среднего образования сегодня набрал такие обороты, что представляет угрозу национальной безопасности. Каждое 1 сентября школьные дворы заполнятся празднично-одетыми детьми, их родителями, учителями и районными жлобами-депутатами, которые в очередной раз будут нести со школьных трибун чудовищную околесицу про необходимость знаний и наше светлое будущее в проекции на их жлобское восприятие действительности. Однако, знаний в современной школе ученики получают минимум, а вот культуру раболепия и безынициативности прививают с малолетства. Эта ужасная ситуация описана в статье «Права дитини в українській школі: згубні практики, що підривають перспективи демократії».

Поэтому кавалерийским наскоком эту систему не сломить, ибо сегодня в образовательной сфере работает под 800 тыс. человек, а это огромный электорат, который власть боится задевать и, наоборот, всячески заигрывает с ним. Министр образования Лилия Гриневич осторожно пытается запустить масштабную реформу образования, контуры которой были изложены в конце 2016 года в концепции «Новая украинская школа». Правильно, что делает это осторожно, поскольку учителя в основной массе настроены консервативно. Как говорили представители одного дома в известном сериале «Игра престолов», «мертвое умереть не может».

В этих условиях оптимально формировать точки изменений, запуская различные пилотные проекты, чтобы путем экспериментов найти оптимальную модель модернизации системы образования. Такие эксперименты проще запускать там, где строятся с нуля новые школы и нет сложившихся педколлективов.

Такой подход особенно актуален городах-миллионниках и их пригородах, поскольку в них концентрируется население. Доходы в Киеве в два раза выше, чем в среднем по стране, но при этом имеется огромная проблема с наличием свободных мест в школах. Имеем парадокс, когда в селах много школ, которые некем заполнить, и крупные агломерации, где много детей, которым негде учиться.

Типичная ситуация в поселке Песочин, что является пригородом Харькова, где есть две школы и три садика. Эти учреждения давно переполнены и скоро не смогут принять всех желающих. Как пишет местное издание, при проектной мощности 910 мест, в Песочинском коллегиуме учится 1512 детей, а в Песочинской ООШ при мощности 197 мест — 276 детей. И в этих заведениях занятия проводятся в две смены, а десятки родителей возят своих детей в другие ближайшие школы района, а то и Харькова.

Нетипичность ситуации в Песочине заключается в том, что там сумели за два года возвели новую школу за 70 млн. гривен, где смогут учиться почти 700 школьников. И эту школу запустят 1 сентября этого года. Как и в случае с экспериментальной школой в Киевской области, этот проект оказался под опекой харьковского губернатора Юлии Светличной, что обеспечило ее ввод в эксплуатацию на два года раньше запланированного срока.

novaya-shkola-v-pesochine

Эти два примера показывают, что чиновники начинают понимать, что сегодня украинцы становятся крайне чувствительными к проблеме образования и это может быть очень хорошим пиаром, который положительно влияет на их имидж и позиции в целом. Однако, процесс модернизации образования в Украине пойдет еще лучше, когда чиновники поймут, что хорошие школы это не только красивые коробки с компьютерами, но и наличие профессиональных команд учителей, знающих современные методики обучения, иностранные языка, владеющие мультимедийными технологиями подачи знаний. Как это выглядит в современном мире описано в докладе Николая Скибы «Образование для турбулентного мира».

Чиновники (и не только они) должны понять, что появление сильных «опорных школ» в их регионе будет автоматически привлекать родителей с деньгами, уже готовы вкладывать немалые средства в современное образование своих чад. Важно, что эффект будет сильнее, если такие опорные школы нужно привязывать к сильным ВУЗам в регионе (как это мы видели выше на примере Львовской области), а еще лучше создавать их на новые университеты, создавая полный цикл обучения, вокруг которого будет разворачиваться сопутствующая инфраструктура. Как это может выглядеть я опишу в следующем тексте на примере проекта образовательного кластера в Приирпенье.

В целом у нас не так много времени, чтобы спасти отечественную систему образования, поскольку все больше украинцев теряют в нее веру и все чаще предпочитают учебу за границей. В этом году только в Польше уже учатся около 60-70 тыс украинских студентов, а поляки ставят планы довести их количество за сто тысяч. Они легко достигнут этой цели, поскольку польские Вузы уменьшают цены на обучение. При этом польские рекрутеры уже начинают охотиться не только за студентами, но и учениками старших классов, предлагая программы обучения в лицеях. Но не только Польша, но все больше других европейских стран открывают двери для украинских студентов.

Поэтому для Украины на повестке дня вопрос закрытия школ не стоит. Украине нужно будет закрыть все токсичные школы, чтобы сэкономить ресурсы, которые необходимо пускать в новые точки роста. Деньги должны идти за людьми, поэтому, неважно, что старая система образования медленно умирает. Важно всячески поддерживать новые точки роста, чтобы ростки современного образования успели окрепнуть до того, как старая система рухнет.

ИСТОЧНИКhttp://hvylya.net
ПОДЕЛИТЬСЯ