Аналитика

Коломойского не остановит, а госгарантии по депозитам Ощадбанка отменит. 22 главных нормы законопроекта «про Приватбанк»

Вчера вечером, 11 декабря, был опубликован законопроект Кабмина №2571 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по отдельным вопросам функционирования банковской системы».

Неофициально его называют «законопроектом МВФ» и законопроектом «О Приватбанке», поскольку считается, что он должен сделать невозможным возврат национализированной структуры его бывшим совладельцам — Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову.

Loading...

Впрочем, после ночи изучения 152-страничного документа эксперты успели его переименовать, и назвали «царско-нацбанковским» или же «законопроектом имени Фонда гарантирования». Поскольку он очень сильно расширяет возможности НБУ и Фонда гарантирования вкладов физлиц по целому перечню вопросов, и абсолютно никак не помогает чиновникам в защите права на национализированный «Приватбанк», а также на почти сотню других проблемных банков, которые были прикрыты Нацбанком с 2014 по 2017 годы.

Для чего нужен закон

Как известно, с властями активно судятся бывшие акционеры «Привата» (по поводу его национализации) и еще нескольких финучреждений (по поводу их ликвидации).

И определенные чисто юридические основания для этого у них есть. Поскольку банки отнимались и закрывались с нарушениями процедур. Потому государство нередко проигрывает процессы и очень сильно рискует своим бюджетом: именно из него бывшие владельцы и клиенты банков смогут получить возмещения в судебном порядке.

Это уже осознали чиновники, и это понимают в МВФ.

Международные кредиторы не хотят, чтобы за счет их кредитов перекрывали огромные расходы за «банкопад», потому и потребовали от власти принять закон, который бы не позволил бывшим собственникам банков отсуживать их обратно или же требовать за них компенсации.

Но поможет ли решить эту проблему законопроект?

«Приватбанк» задним числом

Документ серьезно расширяет права Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов. В нем появились именно те нормы, которых не хватило при национализации Приватбанка, и из-за отсутствия которых, бывшие владельцы банка теперь пытаются засудить государство.

Например, по новому документу, Нацбанку предоставляется право признавать неплатежеспособными банки, у которых вполовину уменьшается норматив адекватности капитала, что было в истории с банком Коломойского и, кстати, со всеми остальными украинскими банками после повышения официального курса доллара. Он долгое время был заниженным из-за непростой экономической ситуации в стране и из-за невозможности финучреждений выполнять экономические нормативы после резкой девальвации гривны (с 8 грн/$ до 40 грн/$, и с дальнейшей коррекцией).

А в 2015 году НБУ решился сделать свой официальный курс реальным — он стал отвечать цене межбанка.

Также законопроектом четко закрепляется право за Минфином национализировать банки с внесением в их капитал гособлигаций, и без получения разрешения Антимонопольного комитета.

А еще вводится запрет на обратную процедуру — возврата банка на рынок после признания его неплатежеспособным (Приватбанк получил этот статус на один день перед национализацией). Сделать из неплатежеспособного банка нормальную структуру и вернуть ей лицензию нельзя даже, если действия НБУ будут признаны незаконными и противоправными. Это четко выписано в документе.

Еще один важный пункт — право регулятора требовать от проблемного банка соблюдать индивидуальные, более жесткие требования, и делать с ним, все что потребуется для стабилизации его работы. А также прямая обязанность акционеров следить за выполнением норматива по адекватности капитала банка. Это также должно добавить нацбанковским юристам аргументам в судах с бывшими акционерами Приватбанка.

Точнее могло было добавить, если бы не нарушалась ключевая для законодательства и судебной системы догма — закон обратной силы не имеет.

Потому юристы сомневаются, что даже если законопроект будет принят, то он поможет в будущих национализациях и закрытиях банков. Но не в истории с Приватбанком.

«Законопроект не поможет решить проблему с Приватбанком. Он не эффективный — прямого запрета на возврат структуры прежним собственникам там просто нет. В случае с Приватбанком его и не может быть, поскольку нужно было принимать нужный закон до национализации, а не после нее. Закон обратной силы не имеет — ни в Украине, нигде в мировой практике. Если даже доработать новый документ, он будет касаться новозакрываемых и новонационализированных банков, а не тех, где действия уже были произведены, и где уже идет оспаривание в судах», — объяснил «Стране» управляющий партнер АО «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Понятно, что у Нацбанка и у государства может быть и иная точка зрения на этот вопрос. Там наверняка полагают, что эти нормы сделают невозможным возврат национализированных банков.

Но, не трудно предположить, что позиция Коломойского будет заключаться в том, что закон обратной силы не имеет и именно эту позицию он и будет отстаивать в судах. И на чью сторону они станут в данном случае — большой вопрос.

Депозитные гарантии Ощадбанка отменяются

Если по «Приватбанку» влияние этого законопроекта весьма спорное, то многим другим пунктам это вполне конкретное.

По шумок истории с МВФ, «Приватбанком», правами Нацбанка и судами по проблемным банкам, в законопроекте №2571 выписали смену статуса «Ощадбанка». Документом отменяется его привилегированный статус банка-не члена Фонда гарантирования вкладов физлиц, чьи депозиты на 100% гарантируются государством. А не только на 200 тысяч гривен, как в случае со всеми остальными банками в Украине.

Если законопроект будет принят и подписан президентом, то в случае закрытия «Ощадбанка», его вкладчики не смогут забрать свои депозиты целиком, а получат лишь по 200 тысяч гривен.

Было бы логично, если бы новое правило касалось только тех вкладов, которые открыты после вступления в силу нового документа. Однако в самом законопроекте об этом нет ни слова. Им лишь отменяется специальный статус «Ощадбанка» и все. Так что все остальные моменты, скорее всего, будут регулироваться постановлениями Кабмина, и пока они не появятся, вкладчики будут оставаться в подвешенном состоянии.

Тогда же будет решен вопрос со взносами «Ощада» в Фонд гарантирования вкладов физлиц, который должен будет покрывать возможные убытки от госбанка. Не исключено, что госбанк обяжут сделать взносы за всю имеющуюся депозитную базу: на все 103,4 млрд грн вкладов физлиц, который находились в Ощадбанке на 1 ноября 2019 года — это около 20% от всех депозитов банковской системе. Что может сказаться на процентах вкладчиков.

«Если будет принято решение об уплате взносов в ФГВФЛ на всю депозитную базу, то получатся просто огромные платежи. По гривневому портфелю банк должен будет уплатить 0,6% привлеченных сумм, по валютному — 0,88%. Речь пойдет о сотнях миллионов гривен — очень больших суммах. Так что «Ощадбанк» вынудят опустить свои депозитные ставки», — объяснил финансовый аналитик Василий Невмержицкий.

22 нововведения под Нацбанк и Фонд гарантирования

«Ощадбанк» и «Приватбанк» — не единственные важные темы законопроекта №2571. Он очень сильно расширяет полномочия финансовых контролеров. Национального банка и Фонда гарантирования вкладов.

«Страна» выделила 22 ключевых нововведения документа:

1. Нацбанк сможет относить банки к проблемным, если они в течении 30 дней подряд допустят нарушение минимального значения норматива адекватности регулятивного или основного капитала. Неплатежеспособным банк могут признать, если оба норматива уменьшаться на 50%. Или если банк не платит вкладчикам или другим своим кредиторам.

2. Акционеры, чьи банки закрыли законно, смогут потребовать возмещения ущерба. Не вкладчики или кредиторы, а именно владельцы проблемного банка. «Размер ущерба, причиненного участникам банка, определяется пропорционально должным этим лицам корпоративным правам в таком банке», — говорится в документе.

3. Заявления ФГВФЛ о повышении компенсаций для пострадавших вкладчиков до 600 тыс. грн оказались фикцией. Гарантированная сумма депозита Фондом гарантирования вкладов не меняется — остается на уровне 200 тыс. грн.

4. Выписано право государства национализировать банки. Как при помощи внесения в капитал денежных средств, так и при выпуске гособлигаций. Для этого может быть задействован госбанк или переходной банк — его функционирование детально выписано в законопроекте. Разрешение Антимонопольного комитета для национализации не требуется.

5. На законопроекте сказались недавние аресты работников НБУ по делам о хищениях кредитов рефинансирования. Нацбанк получит право защищать в судах и правоохранительных органах членов своего правления, совета, других своих служащих и привлеченных экспертов. В том числе и после увольнения с должности или расторжения договора с регулятором. Понятно, что это будет делаться за счет юрдепартамента Национального банка либо найма юридических компаний за средства НБУ.

6. Официально запрещается схема по обмену кредитов на депозиты проблемного банка, с целью компенсации потерь вкладчиков или по другой причине.

7. Фонд гарантирования предоставил наследникам вкладчиков 90 дней для подачи заявления на выплату компенсации депозита в неплатежеспособном банке.

8. Запрещается опротестование продажи имущества, организованной Фондом гарантирования вкладов. На этот счет в судах сейчас масса исков. Люди и предприятия пытаются отсудить залоги, которые были предоставлены проблемным банкам.

9. Нацбанк сможет на срок до 6 месяцев запретить крупным акционерам банков распоряжаться акциями, если финучреждение попадет в категорию проблемных или регулятор решит ограничить его операции, которые посчитает рискованными для структуры.

10. Акционеру банка запретят пользоваться правом голоса в принятии решений, если НБУ усомнится в его деловой репутации. Определения такого «сомнения» в документе детально не расписано, потому отстранить смогут любого, если сильно захотят.

11. Покупка крупных пакетов акций банков не может проводиться за счет средств из неподтвержденных источников. Нужно будет доказать, что это не «грязные деньги».

12. Владельцев банков обязали поддерживать капитализацию структур на должных уровнях — тех, что потребует Нацбанк. Если они не будут выполнять показатель адекватности капитала и экономические нормативы, НБУ имеет право прикрыть банк. Акционеры не смогут получать дивиденды, если из-за них будет нарушены требования по капитализации.

13. Нацбанк наделяется правом менять персональный состав советов и правлений коммерческих банков, если их работу сочтут неэффективной.

14. Проще будет найти деньги тем, кто выиграл суды и хочет взыскать ущерб. Органам Государственной исполнительной службы и частным исполнителям откроют всю информацию о банковских счетах лиц, проигравших иски в судах. И частных лиц, и предприятий.

15. Нацбанк получил единоличное право самостоятельно определять величину риска в деятельности банка. Определять для каждого банка индивидуальные требования по достаточности капитала, ликвидности и прочим нормативам, и требовать их исполнения. Если менеджмент и акционеры не выполнят условия — НБУ может прикрывать банк.

16. Нацбанку дано право получать любую информацию для банковского надзора, в том числе и конфиденциальную. Для него не останется секретов. Госорганы обязаны в 20-дневный срок предоставить банковскому регулятору любые интересующие его сведения.

17. Представитель НБУ в коммерческом банке наделяется неограниченными правами: и по доступу в помещение, и по доступу к любой информации, и по доступу к любым операциям, и по присутствию на любых собраниях менеджмента и акционеров.

18. Если НБУ подпишет с банком письменное соглашение (например, по капитализации за промежуток времени) и тот не выполнит хотя бы один его пункт, то регулятор сможет сделать с ним, что пожелает: остановить выплату дивидендов, ограничить в праве голоса на собрании акционеров, утвердить более жесткие экономические нормативы, отстранить руководство, ограничить в операциях, запретить выдавать бланковые кредиты, насчитать пачку штрафов. Ну и в конце концов — отнести к неплатежеспособным и отозвать лицензию.

19. Чиновники ввели правило, которое не позволит через суды останавливать ликвидацию банков. Причем даже в случае опротестования соответствующих актов Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов. Опротестование решений Нацбанка не останавливает их действие. Суды могут идти годами, а спорные требования продолжат действовать.

20. Не допускается арест имущества и средств неплатежеспособных банков. Все их добро будет принадлежать Фонду гарантирования вкладов, и компенсировать свой ущерб через суд не выйдет.

21. Процедура вывода неплатежеспособного банка с рынка не может быть остановлена или отменена. Даже, если действия НБУ будут признаны противоправными.

22. Отменяется привилегированный статус «Ощадбанка», как банка-не члена Фонда гарантирования вкладов физлиц, чьи депозиты на 100% гарантируются государством. А не только на 200 тысяч гривен, как в случае со всеми остальными банками в Украине.

Николай Богдановский

Источник
strana.ua

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть