Кастинг для радикалов. Почему шумит С14 и куда делся “Правый сектор”?

Украинцы в последние годы могли заметить чередование в информационном пространстве радикальных “брендов”: сначала на всю страну гремел “Правый сектор”, затем “Азов”, проявлялись то тут, то там местные поекты, а сейчас информационную волну “оседлали” радикалы из националистической организации С14. Это обозначение мирным гражданам и ранее не раз встречалось в СМИ, например, в связи с нападениями на представительство Россотрудничества в Киеве или в связи с “визитами” в Киево-Печерскую лавру.

Цыганский скандал

В последние недели радикалы из этой организации активизировались, действуют с размахом — да с таким, что их действия вызвали международный резонанс. Сначала националисты провели акцию на железнодорожном вокзале в Киеве, где в зале ожидания обнаружили группу цыган. Сочли, что от них слишком много мусора — и провели профилактическую беседу, о чем и сообщили в своем Telegram-канале.

Затем появились сообщения о том, что активисты С14 разгромили и сожгли цыганский лагерь на Лысой горе в Киеве. На это событие обратили внимание в правозащитной организации Amnesty International Украина. Правозащитники потребовали от властей официальной реакции и “неотложного и эффективного расследования нападения”.

В свою очередь, глава столичной полиции Андрей Крищенко заявил, что правоохранители не получали ни одной жалобы от ромов на побои или насилие против них, и что на Лысой горе сожгли не лагерь, а оставшийся после ромов мусор.

Радикалы из С14 выгнали ромов и сожгли табор на Лысой горе в Киеве 

Как бы то ни было, на данный момент радикалы из С14 в информпространстве явно затмили всех прежних “звезд”. Но надолго ли? Праворадикальные бренды достаточно быстро устаревают, отметил политолог Руслан Бортник.

“Они очень быстро портятся, эти правые бренды, быстро изнашиваются. Сначала был “Правый сектор”, потом полк “Азов”, Национальные дружины, много мелких организаций, потом появилась С14… Рано или поздно эти организации оказываются втянутыми в разного рода уголовные истории, в разные неприглядные формы борьбы и рейдерства”, — сказал политолог в беседе с корреспондентом РИА Новости Украина.

По его словам, поэтому создается впечатление, что правое движение в Украине “работает в режиме радуги — оно постоянно меняет цвета, меняет свой бренд, потому что старый быстро становится неприемлемым даже внутри самого правого движения”.

В погоне за пиаром и деньгами

Бортник отметил, что свою роль играет приближение избирательной кампании: радикалам «необходимо бороться за право получить места в парламенте, необходимо бороться за “финансовые мешки”, за тех людей, которые способны финансировать избирательную кампанию.

“Именно поэтому я ожидаю всплеска разнообразной праворадикальной активности”, — сказал эксперт. Он добавил, что “внутри правого фланга украинской политики идет интенсивная борьба за гетманство, каждый лидер даже небольшой какой-то группы видит себя вождем”.

Эта борьба продолжится, поэтому, по словам Бортника, различные праворадикальные группы будут продолжать искать возможности использовать различные информационные поводы (или самим создавать их), заполняя информационное пространство своей повесткой дня.

Кто они, эти радикалы?

Однако даже удачный “захват” той или иной радикальной группой информационного пространства не решает всех проблем: во-первых, это временно, а во-вторых, большие центристские (или якобы центристские) партии не упускают случая откусить от идеологического “пирога” правых.

Бортник подчеркнул: “правые темы” используют в своем арсенале воздействия на электорат и “БПП”, и “Батькивщина”, и Радикальная партия, и другие.

“И поэтому, несмотря на такое заметное место правых в украинской политике, только одна партия “Свобода” потенциально может стать парламентской… Все остальные не имеют пока что никакого шанса из-за того, что правая риторика активно используется партиями центра”, — сказал эксперт.

Что касается самих правых, по словам Бортника, в этом движении намешано всего понемногу: “там от язычников до монархистов”.

“Если искать общее название, то правильно их называть правыми радикалами, — сказал политолог. — Это охватывает всех. А внутри там (в правом лагере — Ред.) есть и неонацисты, и экстремисты, и шовинисты, и национал-демократы, и обыкновенные националисты, и национал-социалисты — огромная “солянка” разного рода движений и политических взглядов”.

Бортник добавил, что такое разнообразие, пожалуй, мешает: “потому что объединенная правая сила могла бы сегодня претендовать в Украине на 10-15% голосов”.

“Правый сектор”: проект закрыт?

Активизация радикалов из С14 объясняется просто: приближаются выборы, и нужно продемонстрировать свои возможности в надежде на финансирование, считает политолог Андрей Золотарев.

“В воздухе запахло выборами, все вышло на новый политический цикл. Естественно, проходит кастинг: кто отцам-содержателям в политике может быть полезен. И вот как раз по этой причине фактор силы и агрессивности демонстрирует организация С14, в надежде на то, что “не оскудеет рука дающего”. Поэтому они (активисты С14 — Ред.) стремятся подчеркнуть свою активность, эффективность действий. Стремятся выделиться на фоне остальных. Вот этим и объясняется их активизация”, — сказал Золотарев, комментируя ситуацию для РИА Новости Украина.

А что же “остальные”? От них тоже можно ожидать активизации — по крайней мере, от тех, кто жив. Некоторые громкие радикальные “бренды” живы лишь в воспоминаниях.  Так, по словам политолога, “сдулся” “Правый сектор”, проект практически закрыт”.

Может быть, “Правый сектор” еще будет реанимирован, но в данный момент мы видим (отсутствие активности — Ред.)… А С14, естественно, выходит на авансцену”, — резюмировал Золотарев.

Напомним, ранее в С14 признали, что взаимодействуют с СБУ в вопросе “сепаратистов”. Как заявил один из лидеров организации, спецслужба информирует С14 и другие праворадикальные организации (“Правый сектор”, “Азов”) о соответствующих мероприятиях.

Поделись этой статьей с друзьями:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •