Как схемы силовиков делают украинцев беднее

Разгромная победа «Слуги народа» на досрочных парламентских выборах почти поставила точку в длительной борьбе за место генерального прокурора. Ранее неоднократные попытки Офиса президента Владимира Зеленского отправить в отставку Юрия Луценко наталкивались на сопротивление Верховной Рады, но, очевидно, парламент нового созыва сделает это без проволочек, благодаря уверенному большинству партии президента в парламенте. Сам Зеленский заявил, что видит на этой должности замглавы Офиса президента Руслана Рябошапку.

Однако новому генпрокурору достанется тяжелое наследие. Даже после громких отставок в силовых структурах давно и хорошо выстроенная система крышевания бизнеса представляет собой левиафан, который невозможно побороть, просто поменяв первое лицо ведомства. Эти схемы — главное, что сегодня продолжает поддерживать теневую экономику в стране. А это означает, что у большинства украинцев как были, так и останутся мизерные официальные зарплаты. Да и те, что платят в конвертах, — втрое меньше, к примеру, польских, где «тень» в экономике вспоминают, как страшный сон, уже лет двадцать. И то, что сегодня миллионы украинцев уезжают на заработки, как говорят эксперты, — прямое следствие неистребимой системной коррупции. «Вести» разбирались, как правоохранительный «навар» отражается на благосостоянии большинства соотечественников.

Loading...

Распределяй и властвуй

В пору президентства Петра Порошенко те, кто должен бороться с коррупцией, — Генпрокуратура и СБУ, — сами занялись «крышеванием» схем в теневой экономике. Это заявление чуть не стоило жизни Виктору Берестенко, главе общественного совета при ГФС в Одесской области. После пресс-конференции, где он заявил о подобных фактах, связанных с таможней, во двор его дома неизвестные бросили гранату. Дело было ночью, двор был пуст, поэтому от взрыва никто не пострадал. За спинами этих злоумышленников стоят относительно «мелкие» коррупционеры, размер «бизнеса» которых не превышает $3 млн, объясняет Берестенко «Вестям», но в одном ряду с ними и те, кто ворочает миллиардами.

«Петр Порошенко был коммерсантом, и с приходом к власти его люди не отказались от теневых потоков, а просто переформатировали их под себя, — уточняет Берестенко. — Они были расставлены на все ключевые должности администрировать эти самые потоки. Более того, таможня как самостоятельный институт была уничтожена, превратившись, по сути, в прихвостня Службы безопасности Украины«.

Со стороны СБУ потоки управлялись первым заместителем главы ведомства Павлом Демчиной и его замом Сергеем Коваленко, уверен глава общественного совета при ГФС. Тот был назначен отдельным президентским Указом и курировал «автономную республику» внутри СБУ — Управление по борьбе с коррупцией («К»).

СМИ публиковали расследования, в которых Демчину связывали с почтовым оператором Premium Paket. Эту компанию правоохранители уличили в контрабанде 3,5 тыс. мобильных телефонов на сумму $700 тыс., причем пограничникам якобы поступали звонки от руководства СБУ пропустить контрабандную партию. Глава управления «К» лишился своего поста в последний рабочий день президентской каденции Порошенко, а уже 22 мая структуру возглавил назначенец нового президента — Иван Баканов. Он начал зачистку управления, уволив в числе первых Коваленко. А 8 июля на встрече с закарпатскими таможенниками Баканов и Зеленский подчеркнули, что сотрудники «К» занимались также крышеванием контрабанды.

Несмотря на то, что формально таможню и налоговую службу объединили в ГФС, утверждает общественник, при распределении потоков она оставалась в состоянии «расчленения». Первых, по его данным, контролировал Демчина, вторых — ГПУ. «Генпрокуратура безраздельно крышевала экспорт, например, контрабанду леса, решала вопросы, возникающие при экспорте зерновых, заведение ею «дел» по импорту было крайне редким явлением. Думаю, между Демчиной и Луценко состоялось «джентльменское» соглашение, что каждый занимается своей сферой и на чужую «территорию» не заглядывает: первому достался импорт, второму — экспорт«, — считает Берестенко.

«Союз» Луценко и Демчины прослеживался еще в 2018-м, когда НАБУ выдвинуло первому заму главы СБУ подозрение в незаконном обогащении. Однако уже на следующий день Генпрокуратура начала расследование вмешательства сотрудников Антикоррупционного бюро в работу высокопоставленного чиновника.

Почем решить вопрос

Если контроль над импортом обеспечивали через управляемых таможенников и брокеров, то экспортом занимались с помощью контроля над основными операторами теневой экономики — конвертационными центрами.

«Где-то с лета 2016 года Генпрокуратура начала кампанию дел и задержаний«, — рассказал «Вестям» бывший конвертер, попросивший не называть его в печати. Причем, по его словам, под удар могли попадать и предприятия-экспортеры, работающие по-белому.

Один из аграрных трейдеров на условии анонимности рассказывает, как действует эта схема на примере экспорта орехов — к слову, бизнеса довольно криминализированного в Украине. В стране нет крупных компаний, которые выращивают и перерабатывают этот сельхозпродукт, и трейдеры в основном закупают орехи у многочисленных домохозяйств, у частников, которые налоги не платят. При попытке продать товар за рубеж предприятию-экспортеру блокируют операцию. Формальная причина: товар имеет сомнительное происхождение. Хотя неуплата налога продавцом не должна никак отражаться на покупателе. Поэтому трейдеры оформляют покупку через фиктивные компании, чтобы не иметь проблем с отчетностью. Это позволяет снизить налоговые обязательства плательщика по НДС с 17% до примерно 4–6%. В теневом бизнесе это называется «скруткой».

«Скрутки», объясняет собеседник «Вестей» из числа трейдеров, — это способ снизить цену, а значит и увеличить экспорт. Конечно, крупный конвертцентр не может существовать без «крыши». «В наше время все мониторится и анализируется, разработаны категории рисковости по отслеживанию фиктивных предприятий. И если возникли вопросы по крупной партии, то решение часто может находиться в Генпрокуратуре«, — объясняет он.

Примерно так же работает коррупционная схема вывоза зерновых. По различным оценкам, 30–40% их экспорта находится в тени, так как трейдеры закупают зерно у фермеров за наличные, а затем оформляют все это по фиктивным документам. И весь этот рынок в той или иной степени контролирует Генпрокуратура, если не прямо, то через ручные конвертцентры. По словам трейдеров, если возникают проблемы, то стоимость решения имеет свою таксу — 1–2% от стоимости партии товара. Причем у «решалы» каждого уровня есть и свой уровень мзды: $50 тыс. получает от сделки областной прокурор, $50–150 тыс. — замгенпрокурора. И, наконец, от $150 тыс. нужно занести генпрокурору, если вопрос можно решать только через него.

Берестенко называет эти цифры вполне реалистичными. «Однажды у меня была такая ситуация, 50-тысячник (баржа грузоподъемностью 50 тыс. тонн. — Прим. ред) стоял с уже оформленным зерном, но таможня не давала ему право на выход. Все было оформлено, недоставало просто печати на грузовом манифесте, что отход разрешен. Пришли и сказали: даете $300 тыс., и мы уходим. Но им отказали. И вот я нахожусь на встрече с Порошенко, рядом сидит Луценко, и я, пользуясь случаем, прошу взять его это дело на контроль. Но что меня удивило: он был до мельчайших деталей в курсе всего этого дела — даже какое количество товара было закуплено у фиктивной фирмы«, — вспоминает Берестенко.

Задержка судна в порту является эффективной мерой давления на бизнес, ведь за его фрахт компания платит от $5 тыс. до $50 тыс. в сутки. Разумеется, проще договориться, чем нести убытки. Еще один излюбленный силовиками способ создать неудобства фирме — потребовать, чтобы ее директор прибыл в ГФС лично — якобы они хотят убедиться в его существовании, после чего на таможню звонят и дают добро на экспорт.

Трейдеры считают, что это требование выглядит нелогичным в эпоху электронного документооборота, зато есть логика в коррупционном методе: с глазу на глаз гораздо легче побудить клиента работать со спецслужбой «системно» — с уплатой кому надо комиссионных.

Что будут делать в команде президента

Новому генпрокурору воистину придется расчищать авгиевы конюшни. Победа на президентских выборах Зеленского выбила пока только один стул из-под этой коррупционной системы. Баканов отстранил от должности руководителей управления «К», но контрабандные потоки не исчезли, а лишь несколько перестроились, уверены эксперты, опрошенные «Вестями». По словам Берестенко, отстраненные от дел эсбэушники продолжают получать пассивный доход, так как владеют компроматом на все тех же таможенников, которые работают в схемах. Сами же кающиеся публично чиновники фактически просто саботируют указания и играют на публику.

«Таможенника выгонят, он подаст через полгода заявление в суд, его восстановят в должности через полтора года, и за все это время он получит компенсацию из госбюджета 300–500 тысяч гривен. Я сам бывший чиновник, я эту логику понимаю«, — рассказал «Вестям» Александр Бородыня, президент ассоциации «Укркожобувьпром».

Это подтверждает и попавшее в распоряжение «Вестей» видео встречи в Одессе с представителями бизнеса и таможни президента Зеленского и замглавы Офиса президента, на которой Баканов признает, что уволить заподозренных в крышевании контрабанды сотрудников управления «К» не так просто. «На данный момент они находятся «в распоряжении», но для полноценного увольнения нужно еще много сделать, и мы работаем над этим«, — сказал Баканов. Согласно закону о госслужбе, уволить чиновника можно лишь через сложную бюрократическую процедуру.

Потоки сейчас несколько замерли, но не остановились, утверждают участники рынка. «Поступила информация из проверенного источника, что таможню снова открыли для «черного импорта» — уже едут парфюмерия и металл. Смотрящих сменили«, — будто в подтверждение этого тезиса написал на своей страничке в Facebook известный бизнесмен Евгений Рубан, сооснователь сети ресторанов Salateira.

Переподчинение теневых схем подтверждает «Вестям» Сергей Доротич, председатель Союза защиты предпринимателей. «Нельзя утверждать, что для бизнеса что-то изменилось, — отмечает он. — Чтобы изменились правила игры, необходимо вносить изменения в законодательство. Да, действительно, определенная деморализация наблюдается, но прежде всего из-за долгого процесса разделения ГФС. Отношение к бизнесу стало более мягким, потому что никто не знает, какие люди завтра придут работать в таможню. Но старые, определенные вертикали пока еще работают по прежним схемам, ведь министры все — те же самые«.

Правильнее было бы дождаться назначения нового генерального прокурора, считает пресс-секретарь «Зе-команды» Ирина Победоносцева. «Шаги новой команды озвучивал неоднократно президент — задача не просто сломать систему, а перестроить ее таким образом, чтобы она защищала интересы граждан и страны в первую очередь. Последняя командировка президента в Харьковскую область была посвящена как раз вырубке леса и контрабанде кругляка. В Раду внесены законопроекты для противодействия этому злу, а сам вопрос — на контроле у президента, это совершенно точно«, — рассказала «Вестям» Победоносцева.

А что простые люди

Когда силовики или высокопоставленные чиновники «стригут» экспорт — это означает, что они не просто наполняют собственные карманы, но опустошают наши с вами. Инвесторы осторожничают и интересуются Украиной только ради быстрого спекулятивного заработка, не задумываясь о долгосрочной перспективе. А многим согражданам остается искать лучшей доли вдали от дома.

«Большинство украинцев, которые ищут работу за рубежом, ориентируются на более высокий уровень заработных плат«, — оглашает результаты собственного исследования Василий Воскобойник, президент Всеукраинской ассоциации компаний по международному трудоустройству. Согласно их опросу, среди людей, которые хотят выехать на ПМЖ за рубеж, 64% ищут лучшие условия для жизни, 34% хотят того же для своих детей и всего лишь 23% — из-за того, что в Украине нет работы.

«То есть людей выталкивает из Украины общая социальная необустроенность. Самое главное, что отличает Европу от Украины, — это эффективность труда, которая включает в себя, среди прочего, защиту прав собственности. Однако, вкладывая деньги у нас, бизнес рискует, что начнутся проблемы с правоохранительными органами. И это замкнутый круг«, — резюмирует Воскобойник.