Груз 200 – «небоевые потери ВСУ»

Снова и снова в средства массовой информации просачиваются новости о погибших военнослужащих в зоне проведения АТО. «Это – нормально. Это – война!» — скажите вы! «А вот и нет!», скажу я вам и еще сотни погибших ребят.

По последним сводкам Министерства обороны ВСУ, за все время проведения АТО погибло около 4 тысяч военнослужащих, и, к сожалению, около трети из этого количества составляют смерти не на поле боя. Из 3930 военнослужащих ВСУ 2267 погибли во время боевых действий, а еще 1663 – попали в число так называемых «небоевых потерь».

Вы можете себе представить?! Полторы тысячи человек погибли просто из-за разгильдяйства, пьянства и безалаберности! И это только официальные данные. А теперь представьте, сколько несчастных случаев списали на боевые потери!

Совершенно недавно, 10 июля, произошел очередной случай «небоевых потерь». Руслан Шпинда, военнослужащий 79 отдельной десантно-штурмовой бригады ВДВ, воевавщий в АТО, погиб на полигоне «Широкий Лан», в Николаевской области.

А погиб от чего?! Все по той же причине!

В результате нарушения мер безопасности очередная жизнь украинского парня бесславно оборвалась. И после этого, проводя очередную мобилизацию, военное руководство снова удивляется, почему так мало желающих попасть в могучие ряды ВСУ! Да потому что жить хочется молодым. Они бы и рады Родину защищать, да вот погибнуть от криворукости своих сослуживцев не хочется!

И вот сразу же, на следующий день, 11 июля, был вынесен приговор срочнику одной из воинских частей, которая дислоцируется на территории Житомирской области. Военнослужащий покинул свою часть и целых восемь месяцев пытался укрыться от разыскивающих его органов, чтобы остаться в живых. Солдатик просто понял, что проходя службу он не медаль на поле боя получит, а пулю от товарища – по пьяни.

Кто ответит за смерть парней?! Какая мать после такого отдаст своего сына в такую армию, где можно погибнуть из-за попустительства командиров и начальников?!

По телевизору нам говорят, что если мы захотим, то до Кремля дойти сможем, а на самом деле мы безопасную жизнедеятельность военных на мирной территории обеспечить не можем!