АналитикаГлавное

Деолигархизация не той системы и туманные европерспективы. Что показал саммит Украина-ЕС

В Киеве прошел 23-й саммит Украина-ЕС, главной новостью которого стало подписание давно обсуждаемого соглашения об общем авиационном пространстве (“Договор об открытом небе”). Президент Владимир Зеленский по этому поводу поздравил Украину, но его радость разделяют не все.

Также по итогам саммита было принято итоговое заявление, которое содержало ряд комплиментов украинской власти (при том, что многие неудобные для Зеленского темы вроде внесудебной расправы через санкций СНБО там старательно обошли). Но при этом Киеву еще раз напомнили о взятых на себя обязательствах перед Западом, выполнять которые на Банковой не спешат (и поэтому напоминания прозвучат еще не раз).

Loading...

Старые заготовки

Саммит Украина-ЕС, проводимый ежегодно, в определенном смысле стал ритуалом.

В Киеве традиционно ждут от высших еврочиновников заявлений о готовности и дальше поддерживать Украину в ее противостоянии с Россией и хотя бы намеков о грядущем присоединении к Евросоюзу. В свою очередь для высокопоставленных гостей из Брюсселя обязательно звучат слова о неизменности еврокурса одного из ближайших соседей блока. В этом году делегацию ЕС возглавили президент Европейского совета Шарль Мишель и президент Европейской комиссии (ЕК) Урсула фон дер Ляен. Украинский президент принимал их в Мариинском дворце.

От традиций отходить не стали. В совместном заявлении по итогам саммита Киев получил заверения в “непоколебимой поддержке и преданности независимости, суверенитету и территориальной целостности”. Они были и в прошлом году, но в этом их дополнили, по настоянию украинского МИДа, осуждением привлечения жителей неподконтрольной части Донбасса и Крыма к голосованию за депутатов Государственной Думы России и преследований крымских татар. Говорится также об ответственности Москвы как стороны конфликта на Донбассе.

В контексте Крыма приветствуется запуск важного для Офиса украинского президента (ОП) проекта Крымской платформы, о котором, правда, мало что слышно после учредительного саммита, состоявшегося с большой помпой в канун Дня независимости.

Россия упоминается или подразумевается и в заявлениях на газовую тему.

Киев и Брюссель готовы вместе бороться против «попыток использовать энергию как оружие» (читай Москвой). Стороны подтвердили в итоговом документе роль Украины как стратегической страны для транзита газа в Европу и необходимость продления газовых контрактов на период после 2024 года (когда заканчивается срок ныне действующего договора с Россией).

Но Украина, по всей видимости, опасается остаться без газа уже сейчас, когда голубое топливо пошло в обход ее территории, например, в Венгрию. Если объемы прокачки через Украину серьезно уменьшатся, используемый сегодня механизм виртуального реверса (по сути отбор газа для себя из транзитного потока из России в Европу) не сможет не даст стране необходимый объем газа. При этом возвращаться к закупкам напрямую у России Киев не хочет.

На переговорах с руководством ЕС Зеленский обсуждал эту ситуацию. О чем он даже сказал на итоговом брифинге, заявив, что Украина рассчитывает и дальше получать свои «законные» (так выразился президент) 2 миллиарда долларов за транзит.

Президент ЕК фон дер Ляен заявила, что понимает обеспокоенность Киева по поводу запасов газа. “Мы рассматриваем различные сценарии по обеспечению достаточных поставок для Украины. Мы будем работать вместе… для наращивания запасов с помощью стран-членов ЕС”, — написала еврочиновник в своем микроблоге в Твиттере.

Заодно она заявила о приверженности применения к газопроводу “Северный поток-2” (СП-2) Третьего энергопакета Евросоюза, по которому поставщик и транзитер газа должны быть независимы друг от друга. Об этом говорится (не напрямую) и в итоговом документе саммита.

В украинское руководство подобные заявления несомненно вселяют надежду, что, как считается, главная угроза транзиту — СП-2 будет если не заморожен, то хотя бы использоваться не в полную силу.

Правда, параллельно звучат от еврочиновников и другие сигналы. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, например, заявил, что контракт, заключенный руководством Венгрии с российским «Газпромом» на поставку газа в страну в обход Украины не противоречит законодательству Евросоюза. Таким образом он де-факто отреагировал на обращение к ЕС украинского МИД с жалобой на венгров.

Чо касается перспективы вхождения в ЕС, то, несмотря на неоднократные требования Зеленского, на эту тему него конкретно не было сказано. Европейцы лишь пообещали «мобилизовать дискуссии» внутри ЕС.

По словам украинского президента, конечная цель Украины в этих отношениях — полная интеграция в Европейский Союз. От Брюсселя-де нужен “четкий сигнал и видение Украины как неотъемлемой составляющей европейского пространства”.

Президент Европейского совета Мишель ответил: “Мы договорились, выслушав мощные аргументы господина Президента (Владимира Зеленского — Ред.), что нужно мобилизовать дискуссии в Европейском Союзе”, — отметил еврочиновник.

По мнению политолога Руслана Бортника, за обещанием обсуждать вопрос членства Украины в ЕС ничего не стоит. “Евросоюз хочет сохранить и расширить свое влияние на Украину, но не видит ее своей частью, поэтому на призывы Киева обрисовать перспективы будет говорить об усилении, углублении или мобилизации, но не о принятии”, — комментирует Бортник.

Неприкосновенная антикоррупция

В то же время ЕС (как часть коллективного Запада) требует от Киева выполнения ряда задач. Это все тот же набор реформ, позволяющих на самом деле усилить западный контроль над ключевыми механизмами в государственной машине Украине. В итоговом документе снова говорится о важности следования плану, на который Киев дал согласие. Речь идет, в частности, о судебной реформе, в которую уже включено и реформирование Конституционного суда (КС), принятии закона о СБУ.

Украинское руководство также в завуалированной форме предупредили не пытаться влиять на работу антикоррупционной вертикали (НАБУ-САП-ВАКС), подконтрольной Западу. Именно это имеется в виду, когда говорится о важности выполнения критериев либерализации визового режима с ЕС и “ускорения связанных с этим реформ”. Как писала “Страна”, под “безвиз” подвязаны независимость от украинских властей НАБУ, САП и антикоррупционных судов, а также бесперебойная работа системы электронного декларирования. Признаний деклараций неконституционными год тому назад вызвало шквал обвинений со стороны Запада и его местных лоббистов.

“Команде Зеленского сделали очередное напоминание, что нужно следовать по оговоренному маршруту. Ключевые в обеспечении влияния Запада и, в частности, ЕС государственные структуры должны быть преобразованы, согласно западному видению, и бесперебойно функционировать, как ранее реформированные”, — говорит Бортник.

На реверансы в ответ зарубежные переговорщики не соглашаются.

В итоговом документе упомянута важная для ОП деолигархизация, но не в той трактовке, как хотелось бы Зеленскому.

“Пропагандисты власти побежали кричать, что ЕС поддержал принятый с грубейшими нарушениями регламента и содержащий антиконституционные нормы законопроект “об олигархах”. На самом деле нет. Читаем текст совместного заявления. Английский вариант: “The EU welcomed Ukraine’s efforts to close the space for corrupt practices and its commitment to fight the influence of vested interests (“de-oligarchisation”) including through the legally sound enactment and implementation of the relevant legislation and encouraged further steps by Ukraine in this regard”.

ЕС [на самом деле] поддержал само направление: борьбу с пространством коррупционных практик и вмешательством заинтересованных лиц в государственные решения. В том числе через законодательные инициативы, но только те, которые принимаются и внедряются юридически обоснованным (legally sound) способом. Очевидно, что принятый с нарушением регламента закон к таким не относится.

И мне хорошо известно, что украинские дипломаты в первую редакцию проекта совместного заявления вставили формулу “приветствуют принятие “антиолигархического закона”. Как видим, евробюрократы эту идею отвергли. И отделались весьма общей фразой”, — написал на своей странице в Фейсбуке член парламентского комитета по вопросам евроинтеграции Олег Волошин (ОПЗЖ).

Закрытое “открытое небо”

Главной же новостью саммита стало подписание соглашения о общем авиационном пространстве, которое также известно как договор об открытом небе и либерализации авиасообщения. Зеленский поздравил с этим событием Украину. “Это высокие стандарты безопасности полетов, новые возможности для граждан и бизнеса, большее количество рейсов и более широкая география путешествий”, – отметил глава государства.

Применяться соглашение будет практически сразу. И этого момента ждали европейские авиакомпании. Во всяком случае, исполнительный директор крупнейшего лоукостера Европы Ryanair Майкл О’Лири заявил, что с запуском режима “открытого неба” авиакомпания планирует увеличить количество своих самолетов в Украине и расширить базирование с нынешних пяти аэропортов до 12-ти.

Экономист Алексей Кущ допускает, что другие лоукостеры также будут усиливаться на украинском направлении. Украинские авиакомпании могут не выдержать конкуренции. “Это делает невозможным национальные авиапроекты в будущем — без разницы в пассажирских или карго-перевозках. Они будут задушены транснациональными компаниями”, — говорит Кущ.

А оставшись без конкурентов даже на внутренних авиалиниях, европейские перевозчики могут отказаться от практики дешевых билетов.

Зеленский же обещает к следующему году подписать так называемые промышленный безвиз, когда снимаются последние серьезные барьеры для доступа западной промпродукции.

По мнению Алексея Куща, это станет “последним гвоздем в гроб промышленного потенциала Украины”.

“Сейчас у нас есть маленькая лазейка для защиты внутреннего рынка, которая позволяет нам не нарушать правила ВТО, генеральное соглашение по тарифам и торговле и правила зоны свободной торговли с ЕС. И называется она техническая сертификация. Сейчас при закупке, например, локомотивов для “Укрзализныци” мы не имеем права дискриминировать европейских производителей, но можно сослаться на специфические технические требования, которые позволяют нам отбирать продукцию именно наши производителей. Это техническая виза, которая не считается дополнительной заградительной импортной пошлиной. При промбезвизе у нас уже не будет такой возможности. Украина станет открытой площадкой для продажи европейских товаров”, — говорит Кущ.

Экономист, народный депутат прошлых созывов Алексей Плотников также относится скептически к перспективам «промышленного безвиза».

“С одной стороны это определенный плюс — не нужно будет отдельно сертифицировать промышленную продукцию. Национальная система сертификации признавалась бы в Евросоюзе, что облегчило бы доступ промпродукциии в страны-члены ЕС. Но я не думаю, что это нужно европейцам, которые стараются защищать свои рынки с помощью технических виз, хотя это не является прямым ограничением. Поэтому я отношусь достаточно скептически  к перспективам подписания промбезвиза. Политика Евросоюза к Украине можно описать словом “дистанцирование”, и это касается, кстати, не только промышленной политики”, — комментирует Плотников.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть