АТОшник раскрыл тайну — что на самом деле произошло в Иловайске и почему Украина провалила спецоперацию

«В Иловайске мы заняли оборону и выживали, как тараканы. Украинские генералы должны ответить» — в Сети появились сенсационные признания АТОшника о том, что на самом деле произошло в Донбассе в 2014 году.

Сегодня в одном из украинских изданий «Главред» появилось интервью одного из участников событий в Иловайске в 2014 году. Каратель батальона «Донбасса»Владимир Гунько рассказал, что на самом деле произошло тогда в Донбассе и почему украинская армия провалила спецоперацию.

По словам АТОшника, во всем виновато украинское командование и нехватка техники. Силовик отмечает, что у «Донбасса» не было ничего, даже нормального плана по взятию города, поэтому и получился котел.

«Украинские генералы должны отвечать (за события в Иловайске — ред.). Вот судите сами. До первого штурма Иловайска, в котором мы участвовали 10 августа 2014 года, нам сообщили, что мы берем Иловайск вместе с ротами батальонов «Азов» и «Шахтерск». 10 августа при планировании операции лично присутствовал нынешний генеральный прокурор Юрий Луценко, который видел все бестолковое планирование операции. Наше подразделение — батальон «Донбасс» — в количестве более 200 человек, по плану какого-то «гениального» генерала, должно было идти в лоб по дороге Ростов-на-Дону — Донецк на отрезке Многополье — Иловайск, штурмовать блокпосты, занять город, зачистить его. Затем на наши позиции должны были прийти подразделениям ВСУ и полиции, которые планировали дальше заниматься охраной правопорядка и укреплением города»,

— вспомнил силовик.

Гунько добавляет, что когда они шли в Иловайск, им даже никто не рассказал, что это за город вообще.

«Нам вообще мало, что говорили. Да и о городе ничего не было известно. Когда мы выезжали, я просто в Гугле прочитал, что Иловайск — крупная узловая станция, население примерно 25 тысяч человек. Я закончил военную кафедру, не служил, но имел определенные знания, поэтому и подумал, что это какая-то ерунда: 200 человек идет по дороге, где везде «зеленка», а за ней железнодорожные пути. Но пошли, так пошли. Из бронетехники у нас была БМП, кажется, 17-й танковой бригады, которая проехала несколько сотен метров и была подбита из-под виадука», — рассказывает силовик.

Каратель добавляет, что если бы было подкрепление и необходимое оружие, ВСУ заняли бы город.

«Да, это считается первым штурмом Иловайска. Когда мы вернулись в штаб сектора в Многополье, там уже были подразделения «Шахтерска» и «Азова», которые отошли, оказывается, раньше, и нас не прикрывали. Ушли, потому что у них были потери. Нам никто о том уходе не сообщил. Но мы же были уверены, что нас прикрывают справа, ворвались стремительно почти в самое сердце их укрепрайона в Иловайске. Сказали ждать, что после обеда может быть второй штурм. Но потом выяснилось, что его не будет, и мы должны вернуться на базу батальона в Курахово. У людей уже было много претензий к руководителю батальона Семену Семенченко, что операция была бестолковая. На что он сказал, что были такие данные разведки, а операцию разрабатывал такой-то генерал»,

— добавил Гунько.

Затем, по словам Гунько, их подразделение снова вернулось в Иловайск и заняло одну из школ в городе.

То, что оно было необходимо, мы понимали с 23 августа. Тогда мы потеряли большее количество техники и у нас не было ее много или она была неисправна. Не было и нормальной артиллерийской поддержки. Мы не понимали, почему сидели на месте, почему не вели дальше наступательную операцию. Живой силы было достаточно, не хватало боеприпасов и тяжелого вооружения, чтобы занять вторую часть Иловайска. А мы могли бы ее занять, если бы имели поддержку нескольких танков и исправных боевых машин пехоты или БТРов. А так мы просто заняли оборону и выживали, как тараканы», — отметил он.

Напомним, ранее сообщалось, что народный депутат и экс-командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко начал давать показания, которые невыгодны нынешнему киевскому режиму. Так, он рассказал подробности поражения ВСУ под Иловайском.