Приватизационный провал года. Готова ли страна сделать выводы

Àóêöèîíèñò îáúÿâëÿåò ïðîäàæó ëîòà âî âðåìÿ ïåðâîãî îòêðûòîãî àóêöèîíà ÃÏ "Óêðãàçäîáû÷à" ïî ïðîäàæå íåôòåïðîäóêòîâ ñîáñòâåííîãî ïðîèçâîäñòâà â Êèåâå, â ÷åòâåðã, 24 ìàðòà 2011 ã. Ïî äàííûì ïðåññ-ñëóæáû êîìïàíèè, íà àóêöèîíå ÃÏ "Óêðãàçäîáû÷à" ðåàëèçîâàëà 7,54 òûñ. ò ïðîäóêöèè ñîáñòâåííîãî ïðîèçâîäñòâà íà îáùóþ ñóììó 73 ìëí 480,57 òûñ. ãðí. Êàê îòìå÷àåòñÿ, áåíçèíà À-76 áûëî ðåàëèçîâàíî 1,54 òûñ. ò íà ñóììó 16 ìëí 537,4 òûñ. ãðí, áåíçèíà À-92 ïðîäàíî 1,92 òûñ. ò íà 20 ìëí 763,6 òûñ. ãðí, áåíçèíà À-95 - 960 ò íà ñóììó 10 ìëí 732,8 òûñ. ãðí. Êðîìå òîãî, äèçåëüíîãî òîïëèâà ïðîäàíî 1,92 òûñ. ò íà ñóììó 18 ìëí 469,2 òûñ. ãðí, ìàòóòà Ì-100 - 960 ò íà 4 ìëí 611, 8 òûñ. ãðí, óàéò-ñïèðèòà - 240 ò íà îáùóþ ñóììó 2 ìëí 365,2 òûñ. ò. Ôîòî Âëàäèìèðà Ãîíòàðà / ÓÍÈÀÍ

Большая приватизация в 2016 году снова провалилась. Причин несколько — слабый интерес зарубежных инвесторов из-за непрекращающейся агрессии России и макроэкономическая нестабильность. Однако и украинские чиновники не «лезли из кожи вон», чтобы эффективно продать госсобственность.

Большая распродажа госсобственности в 2016 году не состоялась. Как не состоялась она и в 2014-2015 годах. Все это время власть мечтала получить от приватизации достаточно приличную сумму – 17 млрд грн поступлений в бюджет. Однако в реальности в казну поступило ничтожно мало. К примеру, по итогам 2016 года капнуло чуть больше 330 млн грн, или 2% от плана.

Основную часть поступлений в прошлом году обеспечила продажа Мигеевской (52,5 млн грн) и Константиновской (64 млн грн) гидроэлектростанций. Пожалуй, это были самые успешные аукционы за последние несколько лет: более 15 участников, многократный рост стартовой цены, прозрачные условия и быстрое подписание контрактов купли-продажи с победителями.

Кроме того, Фонд госимущества продал Украинский банк реконструкции и развития (УБРР), который находился в шаге от ликвидации Национальным банком. Приватизировать его удалось со второго раза и после снижения стартовой цены на треть – до 82,8 млн грн. За эту сумму его и купил единственный участник конкурса – крупнейшая китайская спотовая товарная биржа Bohai Commodity Exchange (ВОСЕ).

Приход крупного иностранного инвестора должен вдохнуть в банк новую жизнь. ВОСЕ уже заявила о планах привлечь китайских и украинских специалистов для развития УБРР.

«Мы хотим, чтобы этот банк имел большое доверие среди украинских и китайских клиентов. В будущем это будет платформа для проведения расчетных торговых операций между украинскими и китайскими предприятиями», — сказал генеральный директор BOCE Ян Дун Шенг.

Инвестор уже заключил договор купли продажи и обеспечил банк необходимым капиталом для работы.

Однако, главный итог прошедшего високосного года — неудачные попытки продать жемчужину украинской химической отрасли — Одесский припортовый завод (ОПЗ), который, правда, из-за простоя начал покрываться ржавчиной.

ОПЗ — двойной провал

Продать ОПЗ Фонд госимущества в 2016 году пытался дважды — в июле и декабре.

Основным отличием условий аукционов была стартовая цена. В июле она составила 13,2 млрд грн, а в декабре — для получения реального спроса инвесторов на завод стартовая цена была снижена до 5,2 млрд грн.

Каждым аукционом, по заявлениям Фонда госимущества, интересовались более 10 инвесторов. С некоторыми из них были подписаны договоры о конфиденциальности для детального ознакомления с финансовыми показателями предприятия.

В декабре, в отличие от июля, некоторыми компаниями даже были сделаны заявления о намерении участвовать в конкурсе. Так, украинское нефтяное предприятие «ДК Укрнефтебурение», кипрская Glenshee Holdings, американский холдинг IBE Trade и инвесткомпания из ОАЭ Amjad Investments объявили о планах купить завод. Но к самому аукциону Фонд госимущества пришел с нулевым количеством инвесторов.

Причиной этому стала большая задолженность ОПЗ перед компанией Ostchem бизнесмена Дмитрия Фирташа в размере 251 млн долл. и более 500 млн грн перед «Нафтогазом». Причем задолженность перед последним росла с каждым днем и на конец года составила 1,5 млрд грн.

Кстати, долг перед компанией Фирташа подтвержден аудиторами и Стокгольмским арбитражем. Но информации о том, как Фонд госимущества и Одесский припортовый завод отстаивали свои права в международном суде, нет. Складывается впечатление, что Украина не заинтересована в решении спора в свою пользу для сокращения долговой нагрузки.

Не исключено, что для подготовки ОПЗ к приватизации неудачно был выбран советник. Им еще в 2015 году стал швейцарский банк UBS. Однако, основным представителем советника являлся некий Антон Потапенко – выходец из московского офиса UBS. Стоит отметить, что через консультанта проходила вся финансовая информация как по ОПЗ, так и по инвесторам. Факт того, что такие важные данные нужно было передавать «за поребрик», у участников конкурса вызывал немалое возмущение и нес в себе риск срыва конкурса.

«Это — вопиющий момент. Как мы можем, приватизируя предприятие в Украине, предоставлять информацию стране-агрессору, которая может использовать ее в своих целях», — поделился своими опасениями с УНИАН заместитель начальника юридического отдела «Укрнефтебурения» Тарас Метенко.

Немаловажной причиной провала приватизации является спад рынка удобрений, в связи с чем ОПЗ может быть убыточным следующие несколько лет. С учетом нестабильной экономической и политической ситуации в Украине, инвестор просто боится делать долгосрочные инвестиции.

После того, как стало известно, что приватизация ОПЗ провалилась, премьер-министр Владимир Гройсман обрушился с критикой на руководство Фонда госимущества.

«Это — не компетенция правительства, но я бы вас поувольнял. Так бездарно управлять госимуществом нужно еще поучиться», — заявил он.

Но это не испугало главу Фонда Игоря Билоуса, который заявил, что не собирается подавать в отставку и готов выступить с детальным отчетом о своей работе перед правительством, где и расскажет о причинах провала приватизации ОПЗ.

На данный момент дальнейшая судьба одного из крупнейших производителей химической продукции неизвестна. «Под елочку», 30 декабря, непроданный дважды ОПЗ объявил о временной остановке, а его многолетний руководитель Валерий Горбатко заявил об увольнении.

В то же время, Фонд госимущества и правительство продолжают искать варианты дальнейшей работы завода, так как в существующих условиях приватизация в ближайшее время также окажется провальной. Как отметил глава ФГИУ, рассматриваются механизмы передачи предприятия в аренду, налаживание работы по давальческой схеме, либо передача в управление компании, которая имеет дешевый газ. Появились и компании, изъявившие желание взять в аренду убыточное предприятие с многомиллиардными долгами.

Приватизация облэнерго: сначала закон, потом аукцион

Приватизационный процесс крупных украинских облэнерго в прошлом году можно охарактеризовать двумя словами — перенос сроков.

Фонд госимущества сначала одним свои приказом запланировал продать «Хмельницкоблэнерго», «Николаевоблэнерго», «Харьковоблэнерго», «Тернопольоблэнерго» в июне 2016 года. Затем к этим четырем энергокомпаниям добавились «Запорожьеоблэнерго» и «Черкассыоблэнерго», а срок приватизации перенесли на октябрь-декабрь.

Теперь же Фонд планирует начать продавать облэнерго в январе-феврале 2017 года. А декабрьское распоряжение Кабмина продлило приватизацию этих шести энергокомпаний до конца ноября 2017 года.

Фонд госимущества причиной постоянных переносов сроков продажи называет отсутствие необходимого законодательства для инвестиционной привлекательности облэнерго. Чтобы запустить процесс приватизации этих компаний, необходимы три составляющие: законы о независимости Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг, о рынке электроэнергии, а также внедрение стимулирующего тарифообразования.

Пока удалось выполнить только первый пункт: Верховная Рада осенью 2016-го приняла закон о независимости НКРЭКУ, и президент его подписал.

Законопроект о рынке электроэнергии, который предусматривает введение более конкурентных отношений в данной сфере, был принят только в первом чтении. Рассматривать его в целом, по мнению экспертов, парламент будет в феврале-марте 2017 года.

Внедрением стимулирующего тарифообразования занимается НКРЭКУ. Глава этого регулятора Дмитрий Вовк прогнозирует переход на такое тарифообразование со второй половины 2017 года и то только в отношении части облэнерго. Важность данного шага заключается в том, что энергокомпании получат дополнительный ресурс для модернизации своих систем. А значит, их инвестиционная привлекательность вырастет. Между тем, это может привести к росту тарифов на электроэнергию для потребителей, и для чего нужна политическая воля.

По словам главы Фонда Билоуса, как только последние два пункта будут приняты, его ведомство может хоть на следующий день выставить облэнерго на аукционы. Он уверяет, что на эти объекты есть спрос порядка десяти иностранных инвесторов, но они ожидают утверждения необходимых регуляторных документов.

Призрачные планы на 2017 год

Несмотря на провал приватизации третий год подряд, власть упорно строит глобальные планы по распродаже госактивов и рисует те же 17 млрд грн поступлений в казну.

Кабинет министров своим решением расширил список объектов для приватизации на три сотни предприятий. В новый перечень объектов, подлежащих приватизации в 2017 году, вошли «Турбоатом», «Электротяжмаш», Государственная продовольственно-зерновая корпорация (ГПЗКУ), «Укрспирт», Объединенная горно-химическая компания, Запорожский титано-магниевый комбинат.

Между тем, приватизация некоторых предприятий является спорной, так как они стабильно и прибыльно работают. К примеру, «Турбоатом» — вполне успешное госпредприятие, которое в январе-сентябре получило 587,4 млн грн чистой прибыли. В Фонде госимущества ранее отмечали, что вынесли «Турбоатом» на приватизацию, чтобы лишь проанализировать его работу. Билоус не исключил объединения предприятия с «Электротяжмашем» в виде консорциума для усиления его конкурентоспособности на международном рынке.

В свою очередь, аграрный гигант ГПЗКУ является убыточным: по результатам января-сентября 2016 года компания получила 567 млн грн чистого убытка.

Потенциальным покупателем может выступить ее ключевой партнер — Государственная индустриальная корпорация Китая ССЕС.

«ССЕС рассматривает это предложение, и у них нет повода не соглашаться», — заявлял исполняющий обязанности главы правления госкомпании Борис Приходько.

Другое крупное, но скандальное предприятие, которое может быть продано в 2017 году – «Укрспирт». Предприятие в прошлом году получило 16 млн грн чистой прибыли, хотя в 2014 году его финансовый результат составил 532 млн грн чистого убытка. «Укрспирт» последние несколько лет фигурирует во многих коррупционных скандалах. С 2012 года по 2015 год Государственная финансовая инспекция выявила нарушений на 2,3 млрд грн. При этом предприятие живет без полноценного руководителя уже несколько лет, а попытки избрать главу компании на конкурсе провалились.

Кроме того, сложность продажи «Укрспирта» заключается в том, что в его состав входят разбросанные по всей стране спиртзаводы. При этом из 41 завода в лучшем случае работает треть. Поэтому для покупателя главным будет не само предприятие, а лицензия, благодаря которой можно будет производить спирт, модернизируя или строя новые спиртзаводы.

Объединенная горно-химическая компания управляет имущественными комплексами Вольногорского горно-металлургического комбината и Иршанского горно-обогатительного комбината. Это — лакомый кусок для бизнесменов, занимающихся добычей и переработкой в металлургической сфере.

Но решение приватизировать предприятия должна еще согласовать Верховная Рада. Экс-глава ФГИ Александр Бондарь считает, что депутаты вряд ли будут поддерживать продажу новых объектов, так как за два года, с начала большой приватизации, Фонд госимущества не смог реализовать ни одно крупное предприятие.

«Никто их разблокировать (для приватизации – УНИАН) не будет. В этом нет никакого смысла», — сказал он.

Не говоря уже о том, что у депутатов могут быть «свои интересы» на выставленные на продажу стратегические предприятия.

Но даже если случится чудо и Рада разрешит продавать стратегические госкомпании, то следует помнить, что предприятия нужно к продаже подготовить – провести оценку, аудит, нанять советников, исследовать круг инвесторов. Все это занимает не один месяц.

В результате, планы по приватизации на 2017 год снова попадают под большой вопрос. Из стратегических объектов можно рассчитывать лишь на продажу облэнерго. И то, если законодатели и НКРЭКУ оперативно утвердят необходимые нормы.

Да и основная помеха для реализации приватизационных планов – коррупция – никуда не делась. Заинтересованные лица будут изо всех сил мешать продавать госсобственность, считая ее только своей «вотчиной». Параллельно они наносят убытки государству и обесценивают продаваемые объекты.

«Основные причины торможения — коррупционные. Чиновники не хотят продавать активы, на потоках которых они сидят. Приватизация будет возможна, если будет политическое желание», — отметил специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса.

Абсолютно понятно, что Украине без приватизации не обойтись. Но чтобы распродажу оставшихся в госсобственности активов сделать успешной и выгодной для государства, нужно привлечь инвесторов с мировым именем. А для этого нужна самая малость – приватизация должна быть честной, прозрачной, без коррупционных скандалов и подковерных игр. Если этого не сделать, то все усилия по улучшению инвестиционной привлекательности сойдут на нет, а об экономическом росте можно будет только мечтать.

Виталий Чуйко (УНИАН)

ПОДЕЛИТЬСЯ