Польская болезнь. Что делать с богоизбранным соседом

Наша соседка явно идет вразнос, край не достигнут, но если не принять меры, то самое неприятное еще впереди.

Когда в парламентской республике проводят церемонию официальной коронации Иисуса Христа, там определенно что-то идет не так. На столь серьезные странности в поведении целого народа нужно обратить внимание. Особенно если речь идет о вашем ближайшем соседе. Если церемонию проводят не в качестве театрализованного действия, а на полном серьезе. Если занимается этим не кучка фанатиков, а де-факто государственная церковь при большом стечении народа и в присутствии президента страны.

Если бы два великих поляка, два Станислава — Лем и Лец — дожили бы до этой церемонии, они написали бы о ней много веселого. Хотя, возможно, и нет. Потому что при внимательном взгляде эти процессы не вызывают даже улыбки.

Король республики

Церковь всегда говорит то, что хотят прихожане, и охотно откликается, если только это не наносит ей прямого финансового ущерба. Современные святые отцы в духе времени гибки, отзывчивы и демократичны. И когда в польском обществе назрело желание интронизировать Христа, епископы, возможно, и поморщившись от такого кича, но не показав виду, пошли навстречу пожеланиям широких масс. Естественно, постаравшись повернуть это дело с максимальной выгодой для себя. «Принятие господства Иисуса Христа должно быть… актом веры нации. Целью этого акта является не обеспечение временной власти или достатка, а подданство личной, семейной и национальной жизни Христу и жизнь по законам Божьим», — так сказано в заявлении епископата. Очень практичная, деловая и дальновидная позиция, направленная на дальнейшее укрепление влияния католической церкви в Польше. Видно, что никакими видениями авторы не страдают — напротив, отличаются предельным реализмом. За их адекватность и душевное здоровье определенно можно не беспокоиться.

А что же произошло с остальными поляками? Конечно, есть в Польше и скептические голоса, и ироничные статьи в газетах, и даже не очень политкорректные намеки на национальность Христа. Но большинство довольно — пипл проглотил и просит еще! Так что новые видения, надо полагать, не замедлят последовать. Это диктует логика событий.

Отношения Польши с ближайшими соседями, в том числе и с Украиной, никогда не были безоблачными. Собственно говоря, польско-украинские отношения теплеют ровно настолько, насколько это диктуется общей неприязнью к планам СССР 2.0, разработанным в Москве: Польша видит в Украине естественный барьер от более чем вероятной российской агрессии. Этого достаточно для старта, но недостаточно для долговременного и прочного добрососедства.

Нужен следующий шаг — честный диалог и разборка исторических завалов. Способность если не понять и принять, то по меньшей мере спокойно выслушать перечень обид другой стороны и хотя бы на мгновение увидеть ситуацию ее глазами. Это очень трудный и долгий процесс, требующий сознательного усилия интеллектуалов с обеих сторон — не только для достижения результатов, но еще долгое время и для поддержания достигнутого. Речь идет именно об интеллектуалах. Широкая публика не обладает, во-первых, достаточным уровнем образования, а во вторых — здравомыслия. Это в равной степени относится к любой стране и к любой эпохе, к Украине и Польше в том числе.

Но ситуация развивалась сама по себе, и зуд от старых обид усиливается год от года. И польское общество начало делать то, что делает любое живое существо — чесать где чешется, не вникая особо в причины зуда. И получая, во всяком случае, в начале процесса, несказанное удовольствие. Правда, потом появятся расчесы и раны, но кто же думает об этом, начиная чесаться?

Зуд Волыни и Смоленска

В итоге зудящая сыпь распространяется все шире, проявляясь то там, то тут. Например, в фильме «Волынь», бьющем сегодня в Польше кассовые рекорды. Тот факт, что зрительный ряд «Волыни» построен под сильным влиянием продуктов советской пропаганды, в задачу которой как раз и входило сеять рознь между поляками и украинцами, и целый ряд других, не менее очевидных соображений, относимых к любым крестьянским жакериям вообще, создателей фильма, захваченных успехом, особо не взволновал. И хотя вокруг картины уже сложилась легенда о том, что она может стать отправной точкой для примирения между Украиной и Польшей в исторических вопросах и что продвижение ее на украинский кинорынок необходимо именно с этой целью, проект примирения выглядит странно однобоким. Конечно, было бы нелепо упрекать создателей фильма в том, что они не уложили в свой сценарий всю историю украинско-польских отношений. Но если уж речь зашла о примирении, может, стоило бы, к примеру, хоть как-то проследить связь волынской резни с политикой в восточных кресах в межвоенной Польше? Может быть, даже снять еще один, а то и два фильма на эту тему? Они получились бы не менее зрелищными, чем «Волынь». Почему бы и нет? Ведь взаимное примирение предполагает и взаимное покаяние? Или это не так?

Даже если бы Волынская трагедия, которую никак не удается перевести в разряд дел минувших дней, как, скажем, Варфоломеевскую ночь, омрачала отношения между Украиной и Польшей сама по себе, как отдельный эпизод, то на это можно было бы махнуть рукой, сказать, что время все перемелет. Но когда такие симптомы становятся постоянными — это уже повод для тревоги. Тут нельзя надеяться, что все пройдет само.

Обострение воспаленной исторической памяти и прочих амбиций, связанных с ней, происходит не только по отношению к Украине. Чудесный (в самом плохом смысле!) эпизод произошел во время празднования Дня Независимости в Перемышле этом году.

Нападение на процессию с украинскими флагами полиция объяснила… чистой случайностью. Дескать, украинский флаг просто приняли за флаг Верхней Силезии. Это как понимать? Бить этнических немцев допустимо более, чем этнических украинцев?
Отдельного упоминания достойна история о Смоленской катастрофе.

Несомненно, это была для Польши трагедия общенационального масштаба. Несомненно, есть основания подозревать Россию. Но расследование, проведенное польской стороной, объяснило катастрофу ошибкой пилота! Если даже так, то это не означает, что путинская Россия не враждебна Польше. Если это не так, и гибель ТУ-154 стала результатом спланированных действий российских диспетчеров или даже прямой диверсии на борту, то это, во-первых, уже недоказуемо, а во-вторых, не означает, что Россия еще более враждебна Польше, чем принято думать теперь. Иными словами, дальнейшее расследование никого не воскресит и ничего не изменит в политических раскладах. Да, в России правит преступный режим, главарей которого ждет Гаага. Это и так понятно — в том числе и в Польше. И вот когда они будут на скамье подсудимых, тогда, возможно, удастся внести ясность и в этот эпизод. А нынешняя польская активность в этом направлении имеет только одно последствие: Москва получает возможность устроить спланированный цирк вокруг передачи полякам обломков ТУ-154, а вместе с ним и подковерный торг за политические уступки в обмен на куски металла, получение которых возведено в ранг чуть ли не национального символа.

Соседская патология

Основным приобретателем выгод от польского общенационального невроза оказывается именно Москва. Поляки Россию традиционно и вполне объяснимо не любят. Терять Кремлю в такой игре нечего. Не любить его еще сильнее, чем сейчас, в Польше точно не станут. Зато, правильно сыграв в пас, можно для начала поссорить Польшу с ее соседями. Если уж не рассорить совсем, то хотя бы добиться похолодания. Как это сделать? Да очень просто: используя всю мощь российской пропагандисткой машины, всячески растравлять польские обиды на всех сразу. Волынь? Отлично — пустим фильм по России и обласкаем авторов. Трения с Германией? Определенно Меркель строит новый рейх — так и напишем и устроим телешоу на эту тему. И неважно, что при этом поляки будут говорить о России. Важно чтобы между Польшей и другими странами пробежало как можно больше черных кошек.

А если обижают не простой народ, а богоизбранный? Это уже в разы серьезнее. За такие вещи запросто можно съездить по физиономии какому-то профессоришке, вздумавшему говорить в трамвае по мобильнику на немецком языке. Или слишком смуглой девице — просто на всякий случай, вдруг она негритянка, а негры поляков тоже не любят… наверное. И вообще нечего тут шастать всяким мигрантам. Особенно, когда королем польским посажен сам Иисус Христос. А нашу диаспору извольте уважать. По той же причине. Ах, не хотите? Ну…

Такие обиды, копясь, обладают всеми свойствами горной лавины: вот вроде бы чуть-чуть поехал снеговой пласт — и уже подхватил за собой новые и новые, и огромный поток мчится вниз, сметая все на своем пути. А когда надо примерно наказать негодяев, дерзнувших на Королевство Христа, то тут, во имя благого дела, хороши любые тактические союзы. Хоть бы даже и с Путиным. Временно. Добрый король нас простит.

Налицо, таким образом, несомненный приступ истерии на фоне патологического национального эгоцентризма. Причем, как это ни прискорбно, наша соседка явно идет вразнос, край не достигнут, и если не принять меры, то самое неприятное еще впереди. Болезнь у нее, в чем-то даже простительная, но только очень уж для нас несвоевременная. Потому что с другой стороны к нам в дом ломится агрессивный хулиган в приступе православно-патриотической горячки, да и сами мы… Ну, будем прямо говорить — не очень-то и мы душевно здоровы. Что прикажете делать в этой ситуации?

Самое главное — это осознать ее серьезность. Далее — по обстоятельствам, но сохраняя ясность мышления. Обнаглевший подонок с востока понимает только язык силы, там никакие разговоры уже не помогут. А с соседкой с запада, напротив, нужно терпеливо и душевно разговаривать. На уровне политиков, партий, творческих союзов, местных общин — только не молчать. Не пускать на самотек. Очень спокойно обсуждать все больные темы. Очень доброжелательно. С полным пониманием ее нелегкой доли. Но вместе с тем держаться твердо. Не потакая истерике. Не позволяя определить себя на роль бедных родственников и шантажировать отказом в помощи. Хотя помощь ее нам очень нужна. В противостоянии с Россией Польша и страны Балтии сегодня — наши самые твердые и последовательные союзники. С другой стороны, и Украина сегодня платит жизнями своих граждан, как щитом прикрывая их от российской агрессии.

В общем, разговоры предстоят непростые, а начинать их надо немедленно. Пока наша соседка не стала крушить все подряд, отбиваясь от чудовищ. Которые — давайте уж начистоту — по большей части просто ее отражение в ее же собственных зеркалах. Без косметики.

ПОДЕЛИТЬСЯ