Когда Украина вступит в ЕС. Прогноз посла Литвы

Литва — важный торговый партнер Украины с перспективами инвестиционного сотрудничества

В Литве сейчас работают 88 компаний с украинским капиталом. Чтобы зарегистрировать там фирму, необходимо всего три дня. Для инвесторов предусмотрен ряд льгот и финансовых стимулов, включая сеть из семи свободных экономических зон.

Украина и Литва подписали соглашения по усилению сотрудничества в сфере информационных технологий, и воплощают в жизнь несколько совместных проектов: по использованию специализированных лазеров, созданию водоочистных систем, восстановлению инфраструктуры в малых городах, развитию малого и среднего бизнеса, энергоэффективности и т.д.

Также Литва известна как наиболее последовательный союзник Украины в ЕС. Другие страны-члены ЕС и НАТО несколько скептично относятся к Украине, но выражают солидарность.

Литва была одной из первых стран в НАТО, которая начала оказывать Украине военную помощь. В частности, Украина за 2015-2016 годы получила от Литвы 150 тонн военного снаряжения, включая пулеметы.

Подробнее о перспективах развития литовско-украинского сотрудничества в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал посол Литвы в Украине Марюс Януконис.

Как мы знаем, посольство Литвы является контактным посольством НАТО в Украине. Расскажите о своей функции?

— Да, посольство Литвы выполняет функции контактного посольства НАТО уже третий год. Мы будем это делать до конца 2018 года.

Это не является официальным представительством НАТО. Наша функция больше: знакомить украинское общество с тем, что делает НАТО, как оно функционирует как организация, какие возможности сотрудничества между НАТО и Украиной существуют. То есть это больше направлено на информационную поддержку, коммуникацию, также помощь в визитах, в организации визитов разных представителей НАТО в Украину.

Есть какая-то очередность в выполнении этой функции?

— Да, есть определенные каденции, наша завершается в конце 2018 года. Потом посмотрим, кто будет следующий.

Как изменились взаимоотношения Украины и Литвы за последние два-три года? Что вы видите лично в тех изменениях, которые в Украине происходят?

— Конечно, если говорить об отношениях Литвы и Украины, можно этот период делить на несколько этапов. И, конечно, я бы сказал, новый этап начался после событий 2014 года, после аннексии Крыма, и после агрессии России в восточной Украине. И я думаю, что эти события укрепили наши страны.

То есть со стороны Литвы поднялась волна солидарности с Украиной, желание помочь вашей стране. И мы последовательно несколько лет в таком направлении действуем.

Говорят о том, что конфликт на востоке Украины — это больше внутренние проблемы страны, что мы сами должны с ним разобраться, сами прийти к политическим решениям, дипломатическим. Насколько в странах наших ближайших соседей знают о самом конфликте, и что о нем думают?

— Во-первых, это неправильное определение, потому что это не является внутренним конфликтом Украины, как иногда хочется кому-то преподнести, но это агрессия одного государства против другого суверенного государства, и это всем известно, и доказательств больше, чем нужно и, я думаю, ближайшие соседи Украины и в целом, я думаю, Европа хорошо это осознает.

Об этом свидетельствует четкая позиция ЕС и НАТО, которые с самого начала твердо стали на сторону защиты украинского суверенитета и территориальной целостности Украины, и эта политика продолжается до сих пор.

Мы знаем, что в отношении России были введены санкции ЕС, другие страны, такие как США, присоединились, и эта политика очень четкая. Это показывает европейскую солидарность и понимание, что на самом деле в Украине происходит.

Все наши партнеры требуют от Украины изменений, реформ, перехода к европейским законодательным базам, гармонизации законодательства Украины с Европой. Как вы думаете, удалось ли Украине достичь прогресса на этом пути?

— Мне приходилось работать в Украине и до 2014 года, и сейчас. Я могу немножко сравнивать и, я думаю, сейчас страна совершенно другая. Другая по поводу того, что общество становится все более и более проевропейским, и у нас нет сомнений насчет европейского пути Украины.

Я думаю, это одно из самых главных достижений, что страна и ее руководство понимает стратегическое направление и последовательно идет по этому пути.

Какие основные моменты можно сегодня выделить во взаимодействии наших стран? Что в плане экономическом — чем мы можем быть друг другу полезны?

— Основным экспортом Литвы в Украину является именно автомобильное топливо и эта тенденция продолжается достаточно много лет, и это основной продукт, который мы продаем в Украине.

Литовский бензин или дизельное топливо занимает от 10 до 15% всего рынка. Это качественное топливо. Я хочу сказать, что интерес литовского бизнеса к Украине остается высоким и он всегда был таковым.

Наш бизнес ищет разные возможности, потому что Украина — страна с огромным потенциалом, и мы хотели, чтобы экономическая активность между нашими странами еще больше расширялась. Пока наш бизнес немножко осторожно смотрит на инвестиции в Украину, но есть хорошие примеры. Например, есть и большие инвесторы из Литвы, работающие в Украине, есть более маленькие.

Какие основные препятствия для инвесторов в Украине?

— Хотелось бы больше прогресса в упрощении правил ведения бизнеса, более эффективной судебной системы. Это часть, где наши инвесторы иногда жалуются.
Также транспортная сфера является очень важной, потому что самый короткий путь, соединяющий Балтийское и Черное море лежит через Украину, через Клайпедский порт, и вот этот транзитный потенциал наш совместный нужно как можно шире использовать. Мы целенаправленно работаем в этой сфере уже много лет, и это большая перспектива.

Что изменилось в вопросах безопасности после того, как Литва присоединилась к НАТО?

— Во-первых, мы стали частью самой большой и самой сильной на сегодняшний момент мировой системой и коллективной обороны, чем является НАТО. НАТО является самым большим военным, но не только военным, но и политическим блоком.

Насколько был сложен путь вступления в НАТО?

— Я думаю, что путь Литвы к НАТО не был очень простым, но у нашего руководства, у всех политических сил было четкое определение и четкий консенсус, что нам нужно стать членами НАТО.

Когда Литва обрела независимость, мы уже в 1994 году подали заявку на вступление в НАТО, но нас ждал еще очень длительный процесс, потому что не было политического консенсуса между другими странами — членами НАТО, что Литву и другие балтийские страны следует принимать.

Было много разных суждений, и нам надо было сделать свою домашнюю работу, то есть провести реформу, подготовить вооруженные силы по стандартам НАТО, и так мы этого шаг за шагом достигали. Нам, может быть, было проще немножко, чем Украине, потому что мы не получили в 1990-1991 году никакого советского наследия.

Что касается вооруженных сил, мы все создавали с нуля, и у нас была возможность сразу перенимать западные стандарты, когда весь практически наш офицерский состав поехал учится в западные военные училища, и они приезжали с новыми знаниями, с представлениями, как работает НАТО, как работает система обороны в западных странах, и это нам помогало. И в 2004 году мы стали членами НАТО.

Если мы будем говорить о стремлении вступления Украины в НАТО, стоит ли готовиться нашей армии к некому сокращению, реформированию?

— Как я уже говорил, наши исходные позиции были немножко разные, потому что у нас не было армии. Нам ее надо было создавать. То есть мы ее все время — количество и объемы наращивали, а не сокращали и, конечно, были трудности в этом процессе, потому что мы сами должны были инвестировать значительные средства.

Один из аргументов, почему мы вступили в НАТО, кроме всех политических аспектов, всегда был тот, что коллективная оборона обходится дешевле, чем оборона отдельной страны, которая нейтральная, скажем, и не принадлежит никакому блоку, а вся система НАТО основана на солидарности, на помощи друг другу. То есть сейчас, когда мы рассматриваем свою безопасность и оборону, мы рассматриваем ее в рамках НАТО, то есть мы знаем, что если, не дай бог, на Литву кто-то нападет, нам будут помогать силы союзников. НАТО не имеет своих вооруженных сил. Альянс пользуется вооруженными силами каждого из членов НАТО.

Еще один пример, как НАТО дополнило нашу оборону — это так называемая воздушная полиция НАТО, которая защищает воздушное пространство Литвы, Латвии, Эстонии. Мы не имеем такого уровня своих сил, воздушных сил, которые могли бы эффективно патрулировать, и эту функцию за нас выполняют другие страны НАТО.

Говорят, что страны, в которых есть вооруженные конфликты, не могут рассчитывать на сотрудничество с НАТО. В этом плане, что известно о политике Альянса по отношению к Украине?

— Я думаю, что такая ситуация, как в Украине, не является препятствием к сотрудничеству с НАТО. Украина очень в широком объеме и очень плодотворно сотрудничает с Альянсом, то есть все зависит от политической роли руководства и насколько страна готова внести вклад в систему международной безопасности.

Мы знаем, что украинские военные и офицеры брали участие практически во всех операциях НАТО в разных точках мира: и в Афганистане, и в Ираке, и в Африке, и в других местах. В рамках ООН это свидетельствует о достаточно большом опыте украинской армии в этом плане.

Был в свое время у Литовской республики союзник или адвокат в НАТО, который вам помогал, подсказывал?

— С самого начала всем балтийским странам очень помогали северные страны, страны Скандинавии, особенно Дания, Норвегия, которые были членами НАТО, в том числе Швеция и Финляндия, которые не являются членами НАТО, но очень тесно сотрудничают с Альянсом и практически применяют те же самые стандарты.

Насколько важно для того, чтобы участвовать в вопросах коллективной безопасности, коллективной обороны, сотрудничество в экономической сфере?

— Я думаю, что Украина сама выбрала путь интеграции с Европой, и по этому поводу ни у кого нет сомнений. Украина — европейская страна, она принадлежит европейской цивилизации и, конечно, будущее Украины — это тесные связи с ЕС.

Конечно, трудно предугадать сколько лет займет процесс интеграции Украины в ЕС, когда Украина уже сможет стать членом ЕС, но мы видим конкретные шаги — это и зона свободной торговли, и безвизовый режим, который, я очень надеюсь, будет скоро.

Сама Литва заинтересована, чтобы Украина стала членом ЕС?

— Безусловно, у Литвы большой интерес, чтобы сотрудничество и интеграция Украины в ЕС развивалась и чтобы Украина в будущем стала членом ЕС, потому что мы исходим из того, что это только расширит зону безопасности и стабильности в Европе.

Как происходит экономическое взаимодействие в рамках ЕС?

— Безусловно, экономический аспект является одним из важнейших элементов устройства ЕС. Это означает, во-первых, исчезновение всех внутренних границ и отмену всех ограничений на торговлю, на ограничение капитала, людей, инвестиций, и для Литвы это огромная возможность.

Когда мы стали членами ЕС, для нас открылся рынок в 500 миллионов жителей и состоятельный, платежеспособный рынок. Конечно стало больше конкуренции для наших производителей, у которых был уже свободный доступ на наш рынок, но те преимущества, которые получили наши производители, наш бизнес, они гораздо больше того, что мы потеряли.

Сейчас Украина и ЕС имеют соглашение о зоне свободной торговли. Там остаются некоторые ограничения, некоторые переходные периоды и, конечно, украинский бизнес заинтересован в том, чтобы все больше беспошлинно или с минимальными пошлинами продукции могло отправляться в ЕС, и мы видим сейчас позитивный результат, что экспорт Украины растет, особенно аграрной продукции. Это такой динамический процесс, который возрастает и дает украинским импортерам наращивать свой экспорт.

Какие перспективы развития туризма между Литвой и Украиной?

— Сейчас сообщение между Литвой и Украиной самое лучшее в истории. Никогда у нас не было трех ежедневных рейсов Вильнюс-Киев. Также перелеты связывают и другие города — Одессу, Львов и Палангу, и мы это видим на росте количества туристов. Украина вышла на шестое место по количеству въездного туризма в Литву. Примерно 80 тысяч украинцев ежегодно посещают Литву.

Ранее эксперт по вопросам экономики Евгений Невмержицкий в эфире «ГС» подчеркнул, что зона свободной торговли с Канадой не улучшит инвестиционный климат Украины, для этого нужно искоренять коррупцию на всех уровнях.

А военный эксперт Игорь Козий считает, что если Канада заявит о поставках Украине того или иного вида оружия, это станет позитивным сигналом для мирового сообщества, что со страной можно иметь дело.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ