Батальоны-призраки: куда уходят деньги, выделяемые на территориальную оборону

Îòïðàâêà áîéöîâ áàòàëüîíà ïîëèöèè îñîáîãî íàçíà÷åíèÿ "Ïîëòàâà" â çîíó ÀÒÎ îõðàíÿòü îáùåñòâåííûé ïîðÿäîê â ðàìêàõ î÷åðåäíîé ðîòàöèè, â Ïîëòàâå, 27 ÿíâàðÿ 2017 ã. Ôîòî ×àïàëà Àííà / ÓÍÈÀÍ

Необходимость в появлении батальонов территориальной обороны (ТРО) в 2014 году была обусловлена тем, что у разграбляемой десятилетиями армии не было шансов самостоятельно противостоять гораздо более сильному врагу. В Генштабе понимали, что, если начнется большая война, сил ни для обороны Киева, ни для обороны Харькова, Днепра или Херсона с Одессой, у Украины нет. В частности, для этого не было материальных возможностей (нехватка систем вооружений, военной техники, боеприпасов и т.д.) и – самое главное – военного обученного резерва. Сейчас, когда конфликт с Россией неоднократно переходил в «горячую» фазу, украинцев, не понаслышке знающих военное дело – демобилизовавшихся после службы в зоне АТО – значительно больше, чем три года назад.

Вместе с тем, система территориальной обороны так и не заработала. В той же Харьковской области, где угроза российской агрессии по-прежнему высока, резервисты вынуждены едва ли не зубами выгрызать самое необходимое, чтобы поддерживать батальоны пусть не в состоянии боеготовности, но хотя бы поддержания военных навыков. В частности, они вынуждены за свой счет приобретать экипировку и ездить на тренировки, несмотря на то, что из местного бюджета на выполнение программ территориальной обороны и противодействия террористической деятельности выделяются миллионы гривен.

Так, в апреле 2016 года Харьковский областной совет принял решение выделить на эти нужды почти 5,7 млн гривен (на 2016-2017 годы). При этом около 3,5 млн гривен финансирования должно было быть выделено непосредственно в 2016 году. На тот момент глава Харьковской ОГА Игорь Райнин (ныне – глава Администрации президента Украины) тогда рассказывал, что за счет этих средств планируется обеспечить функционирование отрядов территориальной обороны области. В частности, планировалось привести в порядок помещения для проведения занятий с личным составом отрядов и полигоны для учений, обеспечить подразделения теробороны формой и питанием. «Благодаря этой программе мы полностью восстановим нормальную работу системы территориальной обороны в Харьковской области. Много лет эта система существовала только на бумаге. Этого нельзя было допускать и в мирное время, а сейчас, когда часть нашего региона входит в зону АТО, мы просто обязаны активизировать работу в этом направлении», — отмечал он в апреле 2016 года.

Но, к сожалению, планы так на бумаге-то и остались.

Она как бы есть, но ее как бы нет

По информации активистов из состава ТРО Харькова, де-юре, в прошлом году на нужды теробороны было израсходовано 2,5 млн гривен, де-факто, этих денег они вообще не видели. Участник координационной группы при штабе территориальной обороны харьковщины Александр Горбатенко вспоминает, как им обещали, что именно координационная группа будет контролировать расход средств: областной военкомат, мол, будет объявлять тендеры, и все закупки будут прозрачными. На деле же, активистам удалось отследить только совсем малую часть трат, касающуюся экипировки, а после этого в военкомате им никто никакой информации не предоставлял.

Все попытки самостоятельно добиться от Харьковского областного военкомата отчета о расходах, выделенных на нужды ТРО, средств, не увенчались успехом. И только запрос от одного из депутатов областного совета возымел действие. А, изучив отчет, активисты убедились в том, что и так знали – средства тратились неэффективно.

«В отчете есть пункт о перевозке военнослужащих по контракту для выполнения мероприятий территориальной обороны. Якобы мы ездили куда-то 15 раз (средняя стоимость одной поездки 13-15 тысяч). Однако ребята все помнят, что мы только два-три раза выезжали. Также было бы интересно увидеть путевые листы на перевозки, чтобы понимать, куда именно они совершались», – рассказывает Александр Горбатенко.

Бюджету страны эти поездки «обошлись» почти в 200 тысяч гривен (при том, что на тренировки теробороновцы ездят за собственный счет). Примерно по столько же, согласно отчету о выполнении программы, было потрачено на ремонт автотехники, запчасти и топливо. «Хотя у территориальной обороны нет ни одной единицы техники, — подчеркивает Александр Горбатенко. — В кратком отчете ХОВКа [Харьковский областной военкомат] уже выявлены несоответствия согласно пункту 3.2 Программы теробороны Харьковской области 2016-2017: «Перевозки личного состава подразделений территориальной обороны при проведении с ними занятий и учений». ХОВК отвечает, что деньги потрачены для «перевозки военнослужащих по контракту для выполнения мероприятий территориальной обороны», то есть, перевозки совершались не личного состава – и не на тренировки! Также, согласно данных Prozorro, ХОВК искал подрядчика для перевозок на сумму 1,4 млн».

Помимо прочего, у харьковских теробороновцев есть еще одна серьезная проблема – у них до сих пор нет собственной базы. Несмотря на то, что при военкоматах есть должность заместителей комиссаров по территориальной обороне, в служебные обязанности которых как раз и входит формирование списков добровольцев и организация тренировок, тренируются представители ТРО небольшими группками и где придется. Причем, места для тренировок, как и инструкторов-волонтеров, ищут самостоятельно.

Понимая, что рассчитывать не на кого, в прошлом году активисты ТРО решили организовать единый областной тренировочный центр. Поездили по военным городкам, поприсматривались и решили, что наиболее оптимальный вариант – это создать центр на базе 220-го военного городка в Подворках Дергачевского района Харьковской области. «С ребятами продумали, как это все будет выглядеть, «нарисовали» концепцию, озвучили ее экс губернатору Игорю Райнину, он поддержал», – вспоминает Александр Горбатенко.

Активистам пообещали, что этот городок будет принят на баланс Харьковского областного военкомата и переоборудован под тренировочный центр. Специально для этого в Программе ТРО было заложена внушительная сумма в 849 тысяч гривен.

Однако, разговоры так и остались пустой болтовней. Место под тренировочный центр передано не было, а средства, на него выделенные, естественно, не были освоены и вернулись в бюджет. «Рядом с 220-м военным городком выделена земля под жилой кооператив и еще три больших участка – каким-то частным лицам. Может быть, в этом и причина – не хотят, чтобы мы по субботам и воскресеньям бегали, учебные гранаты взрывали, не беспокоили людей. Земля подешевеет сразу – не смогут продать», – размышляет Горбатенко о том, почему, вопреки обещаниям, теробороновцы так и не получили тренировочный центр…

Власти готовы к разговору

В свою очередь, в Харьковском областном военном комиссариате от любых обвинений открещиваются. По словам военкома Юрия Калгушкина, он поддерживает идею центров подготовки, но уверен, что делать его единым на базе 220-го военного городка – нецелесообразно. Во-первых, потому что расходы области на ТРО резко возрастут. Мол, нужно будет оплачивать коммунальные услуги, а также увеличить штат военкоматов, чтобы обеспечить охрану 18 гектаров, на которых может быть расположена база территориальной обороны…

Во-вторых, потому, что 220-й военный городок передан военному факультету НТУ «ХПИ», и там «каждый день с понедельника по пятницу проводятся занятия с курсантами факультета военной подготовки». «Мы же занимаемся там, в лучшем случае, раз в неделю», — рассказал он.

При этом, по его словам, согласно программы ТРО, принятой областным советом, те деньги, о которых в координационном центре говорят, как о пропавших, никуда не исчезли, а просто попали в спецфонд: «570 тысяч гривен были переведены в спецфонд, и они с прошлого года перешли на этот год –  перечислены в квартирно-эксплуатационный отдел Харьковского гарнизона… Это же не наш [областного военкомата] военный городок, а факультета военной подготовки. И сейчас там будет оборудоваться казарма для использования этого городка на сутки-на двое, чтобы люди могли там переночевать. Но все это с согласованием с координационной группой», — отмечает военком.

Кроме того, еще около 300 тысяч гривен выделены факультету военной подготовки НТУ «ХПИ» для расширения тира (с 50 до 100 метров). «Это необходимо, чтобы не ездить за 30-40 км на полигон, а проводить практические стрельбы здесь, на месте», — объясняет Юрий Калгушкин.

В целом, по его мнению, рациональнее было бы сделать базу подготовки ТРО в каждом районе, «как это сделано в Змиевском или Дергачевском». «Нужно понимать, что практическая подготовка ТРО — инженерная, тактическая – это поле, лес или лесополоса. Тут не нужны никакие учебные центры. А для теоретических занятий у нас есть сборный пункт», — говорит Юрий Калгушкин и добавляет, что для оборудования двух учебных классов сборного пункта, в которых может разместиться 400 человек, тоже были истрачены деньги территориальной обороны.

Военком уверяет, что ни одна копейка не использовалась нецелесообразно. «За каждую потраченную копейку мы можем отчитаться. И каждая потраченная копейка каким-то образом связана с территориальной обороной. Вот, к примеру, поставили мы раздвижные ворота. То есть, теперь у нас солдат не стоит и не открывает ворота, а это делает оперативный дежурный по камере с пульта управления», — рассказал он. Правда, как раздвижные ворота влияют на обороноспособность и безопасность, не уточнил.

По его словам, чтобы объяснить все это координационному совету ТРО и расставить все точки над «і» даже планировалась специальная встреча, но помешали события в Балаклее: «пошли взрывы, я уехал туда. Но мы планируем встречу на следующей неделе. Пригласим также представителей обладминистрации и обсудим все вопросы», — пообещал Юрий Калгушкин.

Хочется надеяться, что на этой встрече, наконец, выяснится, сколько же в области тренированных бойцов, готовых, в случае чего, применить свои знания и умения, полученные во время сборов ТРО. Поскольку, как сообщают представители координационного совета, на учениях в конце марта в присутствии губернатора Харьковской области Юлии Светличной прозвучала цифра – 10 тысяч обученных резервистов. «Мы хотели бы с ними познакомиться, узнать, кто эти люди?» — говорят представители ТРО и утверждают, что в реальности членов территориальной обороны области в разы меньше.

В то же время, в комментарии Юрий Калгушкин назвал еще большую цифру – 20 тысяч человек, которые, по его данным, числятся в отрядах территориальной обороны (исходя из этой цифры и формируются размеры бюджетных ассигнований, выделяемых на ТРО).

В присутствии же на встрече военкома с координационным советом ТРО представителей ОГА, к сожалению, приходится усомниться. К примеру, времени пообщаться у них не нашлось. Хотя именно эти люди могли бы помочь в понимании: кто, как и на что именно тратит средства, выделяемые в области на ее защиту.

…Как бы там ни было, не дожидаясь обещанных встреч, координационная группа при штабе территориальной обороны хочет добиться получения конкретных накладных по тратам за прошлый год. Для этого в Харьковский областной военный комиссариат направлен соответствующий запрос. А уже имеющаяся информация расходов по программе территориальной обороны области направлена для проверки в Харьковский антикоррупционный центр.

Ирина Шевченко

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ